НОВОСТИ УКРАИНЫ
       СОБЫТИЯ В МИРЕ

Новости Украины, события в мире

Люди в пути. Версии гибели Чорновила после 12 лет

Люди в пути. Версии гибели Чорновила после 12 лет

«25 марта 1999 года поздно вечером Вячеслав Чорновил возвращался на «Тойоте» из Кировограда в Киев. На пятом километре трассы Борисполь–Золотоноша руховская машина, мчавшаяся на скорости 130-140 километров в час (ограничение на этом участке – 90 км/ч), оставив тормозной след около 40 метров длиной, врезалась в соединительное дышло между «КамАЗ» и прицепом. Наполненный зерном грузовик, за рулем которого находился 38-летний Владимир Куделя, пропустив нужный поворот, пытался развернуться. Водитель «Тойоты» Павлив и сам Чорновил, сидевший на переднем пассажирском месте, скончались мгновенно. Находившийся сзади Дмитрий Понамарчук, остался жив, хотя и получил серьезные травмы».


ВЕРСИЯ ОФИЦИАЛЬНАЯ. Смысл ее в том, что с машиной Чорновила произошла банальная автокатастрофа, которая была спровоцирована обоюдным нарушением правил как водителем «КамАЗа», так и погибшим в аварии водителем лидера Руха. Утром следующего дня, не потрудившись дождаться результатов расследования и различных экспертиз, министр внутренних дел Юрий Кравченко назвал происшествие обычным ДТП.

ВЕРСИИ АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ. С таким подходом не согласны представители Руха, а также многие политики национал-демократического спектра, которые утверждают, что лидер НРУ был убит в подстроенном ДТП. Национал-демократы, отстаивая свою правоту, попытались предложить и подходящий мотив, без наличия которого сложно доказать умысел.

ВЕРСИЯ №1. На первое место поставим версию, лоббируемую Рухом. Народный Рух Украины двинул в массы идею «русского следа». Согласно ей, ФСБ России так сильно будто бы опасалась политического влияния Чорновила, что покушением попыталась предотвратить его приход к власти в Украине по результатам президентских выборов-99.

ВЕРСИЯ №2. Вторая версия выглядит немножко логичнее. Вот как она звучит из уст нардепа Григория Омельченко, известного своей «кристальной честностью»:

«Если делать политический расклад и прогноз выборов в 1999 году, то Леонид Кучма очень опасался, что Чорновил может пойти кандидатом в президенты. Если бы это случилось, то можно с уверенностью сказать, что в Западной Украине Чорновил забрал бы почти все голоса, а в Восточной Украине за Кучму и так бы не голосовали. Поэтому для президентства Кучмы со стороны Чорновила существовала реальная угроза», – отметил народный депутат».

ВЕРСИЯ №3. Наконец, существует и такая эклектическая версия, в которой не хватает только зеленых человечков. Озвучил ее медиаресурс podrobnosti.ua:

«Ющенко при поддержке Чорновила и Руха мог принять участие в президентской гонке 1999 года. Естественно, Чорновил не смог бы убедить Ющенко выдвинуть свою кандидатуру самостоятельно. Не настолько они были близки. Но Чорновил был близок с Вадимом Гетьманом, а у того в конце девяностых с Виктором Андреевичем были отношения учителя и любимого ученика.

Так вот, говорят, что Чорновила с Гетьманом объединяла общая симпатия к главе Национального банка Украины Виктору Ющенко. И этот тандем вполне мог добиться от Виктора Андреевича выдвижения на пост президента на выборах-99. Факты также таковы, что Гетьмана убили 22 апреля, а 24-го он должен был встретиться с Чорновилом и обсуждать как раз вопрос об участии Ющенко в выборах. После смерти Вадима Петровича именно Вячеслав Чорновил остался тем фактором, который подогревал слабенькие политические амбиции главы Нацбанка. Возможно, в какой-то степени Чорновил уже не мог сопротивляться инерции затеянной большой игры, о которой говорит его записка Гетьману, найденная у того в кабинете на Украинской межбанковской валютной бирже. Текст был примерно такой: "Вадим Петрович, как вы смотрите на то, что Рух выдвинет вас премьер-министром?".

Окружение Кучмы, несомненно, провело анализ ситуации и существующих рисков. Эксперты не могли не отметить, что Ющенко может стать серьезным соперником, потому что у Гетьмана найдутся деньги (не его собственные, но большинство банкиров не скрывали: если позвонит Гетьман – они выделят деньги под Ющенко), а у Чорновила – широкая общественная поддержка (в том числе уже упомянутая электоральная угроза Кучме на западе Украины). В таких условиях могла появиться негласная команда – лишить Ющенко поддержки. Как? Как угодно...».

КАК ОТНОСИТЬСЯ К ПОДОБНЫМ ВЕРСИЯМ?

ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ

Сначала рассмотрим версию властей. Прежде всего, любой мыслящий человек вынужден признать, что на пятом километре трассы Борисполь–Золотоноша произошло преступление, приведшее к гибели Вячеслава Чорновила и его водителя. Оно имеет все присущие объективной стороне преступления признаки:

• действие или бездействие, посягающее на тот или иной объект;
• общественно опасные последствия;
• причинная связь между действием (бездействием) и последствиями;
• способ, место, время, обстановка, средства и орудия совершения преступления.

Украинские власти не стали оспаривать объективную сторону убийства, а сосредоточились на его субъективной стороне. По мнению властей, со стороны водителя «КамАЗа», разворачивавшегося на узком искривленном участке неосвещенной трассы в ночное время суток, не было ни мотива, ни цели убивать Чорновила, а потому не имелось и умысла, а была проявлена лишь неосторожность. Все это наложилось на неосторожность руховского водителя, сидевшего за рулем «Тойоты», который значительно превысил допустимую скорость движения. Поэтому прокуратура разделила вину между двумя водителями, и скоренько амнистировала оставшегося в живых драйвера «КамАЗа».

В оправдание такой логики, а также той торопливости, с которой закрывалось это дело, можно привести несколько аргументов.

Во-первых, в марте 1999 года невозможно было отыскать никакого вразумительного мотива и цели этого преступления, чтобы рассматривать его как умышленное (заказное) убийство.

Во-вторых, истеричность министра Кравченко, который поспешил назвать гибель Чорновила случайной и вызванной банальными обстоятельствами рядового ДТП, объясняется тем, что власть откровенно запаниковала и боялась международного скандала и социального возмущения. Не следует забывать, что психологически Кучма и его окружение и так пребывали в разбалансированном психологическом состоянии вследствие изнурительной войны с Павлом Лазаренко. Кто не помнит, как на протяжении двух лет – в 1997-98 гг. – Украину сотрясали взрывы информационных бомб, заряженных мегатоннами компромата, а на мундирах украинского истеблишмента тогда уже не осталось ни одного белого пятна. Это сегодня уже никто из власть предержащих не реагирует на обвинения в преступной деятельности, а тогда еще общество не было столь «толерантным» (а точнее – не настолько безразличным) к таким разоблачениям.

К откровенным слабостям этой версии следует отнести, по крайней мере, три очевидных нюанса.

Первый. «КамАЗ» принадлежал КСП «Луговое», а сидевшие в нем люди оказались его работниками. Это хозяйство по случайному совпадению располагается на землях Солонянского района Днепропетровской области. Такой же случайностью оказалось и то, что этот самый Солонянский район входит в состав избирательного округа, по которому народным депутатом Украины был избран Павел Иванович Лазаренко.

Второй. Любой желающий автолюбитель может провести самостоятельный следственный эксперимент и поставить под сомнение версию водителя, пассажиров «КамАЗа» и пошедшего у них на поводу следствия. К примеру, водитель грузовика утверждает, что, начиная разворот, он не заметил мчащуюся сзади «Тойоту». Но элементарные расчеты указывают на то, что в момент, когда «КамАЗ» начал свой маневр разворота, легковушка находилась от него не более чем в сотне метров. Вот и попробуйте сами убедиться, возможно ли темной ночью не заметить в зеркалах заднего вида, находящийся в ста метрах позади вас японский автомобиль с включенными фарами дальнего света? Можно, конечно, было и не заметить, но только в том случае, если водитель «КамАЗа» был от рождения слепым на оба глаза.

И, наконец, третий нюанс. Ни один вменяемый человек, а тем более, ни один водитель-профессионал, не станет разворачиваться в темноте на подобном участке трассы. Там даже на велосипеде ночью развернуться проблематично, помня о том, что по обе стороны дороги можно нырнуть в кювет. Любой водитель (согласно типичной поведенческой модели в такой ситуации), если бы он проскочил свой перекресток даже на легковой автомашине, не говоря о длинномере, не стал бы вообще там маневрировать и, тем более, разворачиваться, а спокойно доехал бы за пару минут до следующего освещенного перекрестка, где уже и совершил бы разворот.

Но повторю еще раз. Подобная официальная версия стала возможной только потому, что следственные органы не могли на тот момент придумать реального мотива для этого преступления.

ВЕРСИЯ РУХА

Ну, Рух – он на то и Рух, чтобы изрекать самую глупую из всех возможных мыслей, а затем, по следам сказанного, умиляться собственным идиотизмом. Эту гипотезу даже и комментировать неловко, если вспомнить реальное влияние и реальные рейтинги осколков Руха, появившихся на свет после его распада. Россия только-только пережила суверенный и банковский дефолт, лишь чудом избежав гражданской войны. Предположить, что спецслужбы ядерной державы станут в такой ситуации посылать отряд профессиональных киллеров в Украину с целью убийства политика, не представляющего для них никакой угрозы, – это на грани клиники. Но от Руха, в общем-то, никто ничего разумного в последние годы и не ждет.

ВЕРСИЯ ГРИГОРИЯ ОМЕЛЬЧЕНКО

Утверждать, что Леонид Кучма имел хотя бы малейшую заинтересованность или выгоду в насильственном устранении Чорновила, может только человек, не знающий ни Вячеслава Максимовича, ни руховской кухни тех времен.
Во-первых, Кучма с Чорновилом всегда пребывали в деловых и конструктивных отношениях. Чорновил никогда не участвовал в антикучмовских кампаниях или акциях и всегда старался смягчать выпады своих соратников против президента. Кучма в свою очередь признавал моральный и политический авторитет Вячеслава Чорновила и очень часто шел навстречу Руху в решении политических, кадровых и финансовых вопросов. Если говорить прямо, то именно такая политика Чорновила и позволяла Народному Руху участвовать в реальном политическом процессе, не подвергаясь чрезмерному давлению в те нелегкие времена.

Во-вторых, Чорновил вообще не собирался принимать участия в президентских выборах, ни при каких обстоятельствах. Вокруг этого в Рухе шла самая настоящая война, о чем будет рассказано несколько ниже. На вопрос о том, собирается ли он принимать участие в президентских выборах, Вячеслав Чорновил всегда отвечал отрицательно и прибавлял: «Це не наше весілля». В качестве аргумента он приводил следующий довод: если представитель Руха выдвинет свою кандидатуру, то в результате этого на место Кучмы придут коммунисты.

А война в Рухе по этому поводу имела следующую подоплеку. Когда группа высокопоставленных руховских бояр под предводительством Юрия Костенко начала кампанию за отставку Чорновила с поста лидера партии, то одной из их наступательных технологий во внутрипартийной драке была и такая. Каждый раз кто-нибудь из сторонников Костенко поднимался на Центральном проводе НРУ и предлагал: «Вячеслав Максимович, вы должны идти в президенты»! Сам же выступающий при этом думал: «Давай! Выдвигайся! Наберешь 5-7%, а мы тебя обвиним в развале работы, поражении и падении популярности Руха, а затем гарантированно снимем на внеочередном съезде».

В ответ Чорновил, который прекрасно все это понимал, всегда говорил о том, что выдвигать нужно молодых, предлагая определить кандидатом в президенты Юрия Костенко.

Костенко же и его сторонники, парируя выпад Вячеслава Максимовича, заявляли, что Юрий Иванович готов выдвигаться в президенты, но ему для этого нужна более высокая стартовая площадка – пост председателя Руха, который Чорновил должен-де ему уступить. Как аргумент, приводился возраст Чорновила (61 год на тот момент). Сторонники Костенко демонстративно и презрительно называли лидера Руха «дедом».

Отбивая подобные «лидерские» притязания, соратники Чорновила предлагали Юрию Костенко для начала делом доказать свои претензии на этот высокий пост, добившись по жизни хоть в чем-нибудь таких же результатов, как и Вячеслав Максимович. А далее вся эта волынка затягивалась по второму, третьему и четвертому кругам.

Кстати, как быстро бежит время! В этом году Юрий Костенко будет праздновать свое 60-летие. Станет тем самым «дедом», каким когда-то презрительно называл Чорновила. Интересно, собирается ли он уступать молодым свое место лидера Украинской народной партии, как когда-то требовал подобного от Вячеслава Максимовича?

О таком положении дел в Рухе Леонид Кучма имел возможность узнавать и от своих стукачей, и от Чорновила лично. Знал он и то, что вокруг Костенко сформировалась группа народных депутатов, жаждущая открыто выступить против президента по указке из-за рубежа. Даже в ночном кошмаре Леонид Кучма, уверенный в том, что Чорновил не собирается выдвигаться на президентских выборах, не желал ему зла и, тем более, не желал его гибели. Никогда также Леонид Кучма не делал ничего, что содействовало бы свержению Чорновила с его партийного поста, и сознательно не финансировал раскола Руха.

ВЕРСИЯ ПРО «АНТИКУЧМОВСКУЮ ГРУППУ»
ГЕТЬМАНА–ЧОРНОВИЛА И ПРИМКНУВШЕГО К НИМ ЮЩЕНКО

Эта версия из разряда «бумагу марать – не яму копать». Во-первых, нет никаких свидетельств, будто Вячеслав Чорновил как-то по-особому относился к Вадиму Гетьману. С чего это скромный и простой человек, каким мы знаем Вячеслава Максимовича, вдруг бы проникся какой-то нездоровой симпатией к процентщику и спекулянту Вадиму Гетьману?

Об отношениях Чорновила и Ющенко одно время не принято было говорить вслух по причине их неполиткорректности. После гибели лидера Руха и провозглашения Ющенко «мессией мирового украинства» потребовалось навести на отношения этих людей толстый слой ретуши. На самом же деле все между ними было очень «неТак!». Автор этой статьи в самый разгар внутрипартийной драки в Рухе занимал должность руководителя организационного управления Секретариата НРУ и мог своими глазами наблюдать динамику развития межличностных конфликтов как внутри Руха, так и далеко за его пределами. Я практически каждое утро с середины весны и до середины осени 1998 года встречался в 8.00 с Чорновилом в его кабинете, чтобы согласовывать график работы и проекты постановлений Политрады или Центрального провода Руха. Так вот, из личных бесед с Вячеславом Максимовичем, как и по следам бесконечных внутрипартийных споров, я сегодня, с высоты прошедших лет, могу легко сделать несколько абсолютно однозначных умозаключений.

1. Чорновил, будучи очень трезвым политиком, всегда понимал, что участие в тот момент в президентских выборах наперекор интересам Кучмы обрекало Рух на жесткие ответные репрессии, без всяческих шансов на успех. Бессмысленно жертвовать партией Чорновил не собирался, а потому всеми силами отбивался от роли кандидата в президенты.

2. Это не Чорновил подталкивал Виктора Ющенко выдвигаться кандидатом в президенты, а давние приятели главного украинского ростовщика – Юрий Костенко и Виктор Пинзенык.

3. Ни для кого не было секретом, что Ющенко очень сильно хотел стать президентом, и ему приятно было по этому поводу слушать уговаривания своих друзей. Но еще сильнее он боялся гнева Леонида Даниловича, а потому никак не соглашался на выдвижение своей кандидатуры.

4. С очень высокой вероятностью можно предположить, что давили на Ющенко с требованием выдвигаться против Кучмы не только Пинзенык с Костенко, а еще и кураторы Виктора Андреевича из Госдепа США. Но и их посулы не перевесили в душе Ющенко панических ощущений, которые он испытывал при виде Леонида Даниловича.

5. В то время много было кулуарных разговоров, что одним из условий согласия Ющенко на выдвижение кандидатом в президенты было его требование поставить под свои знамена все национал-демократические и патриотические силы, главным среди которых в то время был Народный Рух. Именно желание умаслить Ющенко послужило катализатором бурной активности Костенко и примкнувших к нему руховских бояр, которые бросились свергать Вячеслава Чорновила с поста председателя партии. Именно желание Ющенко контролировать Рух пытались удовлетворить соратники Юрия Ивановича, когда с одержимостью, достойной лучшего применения, на протяжении почти целого года (с весны 1998 и до самого дня автокатастрофы в марте 1999 года) подвергали безобразной травле Вячеслава Чорновила, выливая на него ушаты оскорблений и клеветы.

6. Чорновил все же был не против того, чтобы выдвинуть Ющенко кандидатом в президенты, но только чужими руками, и только лишь с той целью, чтобы отвести эту миссию от себя и от Руха. И могу заверить читателей, что Вячеслав Максимович ничуть бы не сожалел, если бы в ответ Леонид Данилович поставил Виктору Андреевичу клизму из перцовки.

7. Каждый, кто участвовал в работе руководящих органов Руха во времена, предшествующие его расколу, прекрасно знает, что ни администрация президента Кучмы, ни правительство Пустовойтенко не финансировали заговора Юрия Костенко по свержению Чорновила. Каждый член Центрального провода Руха и каждый сотрудник Секретариата прекрасно знал, что деньги на подкуп областных организаций и на подготовку свержения лидера Руха идут не из администрации президента, а текут полноводным потоком откуда-то из недр Национального банка Украины, который тогда возглавлял Виктор Ющенко.

8. Вячеслав Максимович прекрасно был осведомлен обо всех этих интригах против него, в которых кроме группы Костенко участвовали также и целый ряд высокопоставленных деятелей партии Виктора Пинзеныка (ПРП). Потому Чорновил даже в полусознательном состоянии никогда не смог бы выдавить из себя доброго слова про Виктора Ющенко, которого презирал со всей страстью своей горячей души. На самом деле Вячеслав Чорновил считал Виктора Андреевича человеком низким, слабым, ненадежным и постоянно нарушающим слово. Из уст Чорновила в адрес Ющенко я лично постоянно слышал два привычных эпитета: «яловий» и «гімнюк». Надо признать, что Вячеслав Максимович отпускал подобные характеристики в адрес Виктора Андреевича не на пустом месте.

9. Потому, даже просто сделать предположение о том, что Вячеслав Чорновил мог бы экстраполировать часть своего политического влияния в Западной Украине на Виктора Ющенко, можно только под воздействием каких-нибудь галлюциногенных грибов. Еще более нелепой представляется мысль, что к таким же нелепым выводам могло прийти окружение Кучмы, а затем еще на их основании подослать к Чорновилу профессиональных ликвидаторов.

КАК СКОНСТРУИРОВАТЬ СЛЕДСТВЕННУЮ ВЕРСИЮ, ИЛИ О ПОЛЬЗЕ ИСТОРИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА

Чтобы как-то подступиться к составлению добротной рабочей версии этого преступления, потребуется совершить короткий экскурс в прошлое нашей страны. Представляется очевидным, что с какого-то момента после победы Кучмы на президентских выборах-94 в США начал разрабатываться и воплощаться в жизнь план по его смещению. Почему американцы взъелись на Кучму? Вероятнее всего, потому, что в то время президент казался им каким-то таким представителем бывшей советской технократии, способным, при определенных обстоятельствах, возглавить проект промышленного восстановления Украины в общесоюзном интеграционном проекте. Кроме того, он объединял вокруг себя остатки украинской советской элиты и, что немаловажно, представителей советского ВПК. Если разрабатывать эту версию, то следует четко понимать некоторые особенности американского подхода к подобным вопросам.

• Составление многовариантных планов.
• Упорство в достижении цели.
• Разработка запасных и альтернативных вариантов в решающих точках операций.
• Использование нескольких альтернативных исполнителей операций на каждом их этапе, либо альтернативных проамериканских кандидатов на занятие каких-то постов.
• Отсутствие привязки к конкретным персоналиям.
• Многовариантность желаемых результатов.
• Культ самого процесса игры.
• Управление дестабилизациями.

Поставив себе задачу проанализировать события ретроспективно, получаем такую картину. Предположительно, первоначальный основной план американцев базировался на том, чтобы заменить Леонида Кучму проамериканским президентом по результатам выборов 1999 года. Кто должен был стать таковым, можно только погадать. С полной уверенностью можно утверждать лишь о двух претендентах на эту роль: Павел Лазаренко и Виктор Ющенко. Скорее всего, с каждым из них в соответствующих американских кабинетах была проведена правильная беседа про «демократию», и, возможно, было достигнуто соглашение о сотрудничестве. Аргументами США служили как посулы вечного «счастья» на Западе, так и шантаж по коррупционным обвинениям в каждом случае. Кандидаты в президенты от «вашингтонского избирательного округа» скорее всего и не догадывались о наличии друг в друге конкурентов. Особняком стоит фигура Евгения Марчука. Какую на самом деле ему отводили роль в планах США, определить точно уже не представляется возможным. Но какую-то свою роль он, безусловно, сыграл. Подтверждением тому могут служить и появление не без участия спецслужб пленок Мельниченко и тот факт, что, будучи чистопородным КГБ-шником, Марчук получил на президентских выборах 1999 года поддержку всех ключевых националистических сил и миллионы голосов избирателей на Галичине. Очень похоже, что с этими силами поработали американские начальники. С чего бы вдруг?

МЕНЯЛА

Факт сотрудничества Виктора Ющенко с американскими госорганами в борьбе с «режимом Кучмы» ни у кого не вызывает сомнения. Весьма вероятно, что ставку на него в Госдепе США сделали не сразу, а лишь после того, как убедились в невозможности продвинуть других кандидатов. То, что его продвигали из Вашингтона весьма энергично, ясно, как Божий день.

Чего стоит только факт объявления фактически финансовой блокады Украины со стороны Международного Валютного Фонда в 1999 году, с ультимативным требованием к Кучме убрать Пустовойтенко с поста премьер-министра и назначить туда Виктора Ющенко. Да и сам Виктор Андреевич, занимая в то время пост главы Нацбанка, имел в руках множество инструментов саботажа любых начинаний правительства. А ведь Пустовойтенко был вполне справным премьером. Это именно он, а не Ющенко, остановил спад экономики в 1999 году. Да и, честно говоря, Валерий Пустовойтенко был во всех отношениях и более грамотным человеком, чем Виктор Ющенко, и более компетентным, и более достойным по своим личностным качествам.

ХОЗЯИН

На тот факт, что американцы таранили Кучму с помощью Лазаренко, указывают несколько важных косвенных признаков.

Во-первых, слишком стремительным был взлет Павла Ивановича в то время, когда любая собака в Днепропетровской области знала, что Леонид Кучма его ненавидит и опасается. В то же самое время Леонид Данилович вполне устраивал Россию, потому оттуда его позиций не расшатывали. Однозначно, что единственной силой, способной заставить Кучму поднимать Лазаренко по служебной иерархии, мог быть только Вашингтон.

Во-вторых, недвусмысленным подтверждением того, что Лазаренко вел серьезную игру с Вашингтоном, может служить и тот факт, что он открыл личные (аффилированные) счета в американских банках. Ни один вменяемый человек не станет размещать свои деньги сомнительной чистоты в США, где за отмывание и легализацию можно на ровном месте схлопотать пожизненное. Побудить человека держать в США депозит в пару сотен миллионов похищенных у собственного государства долларов может только наличие твердых гарантий покровительства и неприкосновенности со стороны самых высокопоставленных американских руководителей правительства и спецслужб.

В-третьих, прямым указанием на факт тесного сотрудничества Лазаренко с Вашингтоном в деле свержения Кучмы может служить и сам факт бегства Лазаренко в США после того, как он исчерпал все свои ресурсы в этой борьбе и утратил шансы на победу. Следует помнить, что бежал он туда на негативном информационном фоне, созданном мировыми СМИ, обвинявшими Лазаренко в коррупции. Заявиться в США с таким багажом «косяков» можно было только при полной уверенности, что бежишь под защиту «старшего брата» на заранее подготовленные позиции.

В-четвертых, именно правительство Лазаренко стало тем отстойником, где кучковалась вся национал-демократическая плесень, все американские марионетки. Мало кто обращает внимание на тот факт, что в одной правительственной команде работали и Виктор Пинзенык на посту первого заместителя Лазаренко, и Юрий Костенко на посту министра экологии. Да и сам Виктор Ющенко на посту главы Нацбанка весьма азартно поднимал (вернее сказать, опускал) украинскую экономику, рука об руку с Павлом Ивановичем и своими друзьями Пинзеныком и Костенко. Не помешает припомнить, что целых четыре месяца после назначения Павла Лазаренко на пост главы Кабинета министров летом 1996 года Кучма пытался сохранить на посту вице-премьера Анатолия Кинаха, а Лазаренко настаивал на кандидатуре Пинзеныка (с чего бы вдруг?). Павел Иванович все-таки добился своего, и Кинаха убрали, а Виктора Михайловича – подстилку МВФ – назначили. Ну и, наконец, кто бы поверил, что без давления Вашингтона Павел Лазаренко держал бы на посту министра экологии такого «работника», как Юрий Костенко. Не за профессионализм же его там терпел Павел Иванович. При первой малейшей возможности он бы воткнул в такое взяткоемкое кресло какого-нибудь своего знакомого днепропетровского дельца. Но ему пришлось подчиниться команде кого-то, кому он никак не мог отказать. А кому кроме своих вашингтонских друзей не смог бы отказать Лазаренко? Не было тогда другой такой силы.

В-пятых, на командную игру Лазаренко совместно с американской креатурой Ющенко указывает также и тот факт, что Павел Иванович отказался от лавров автора денежной реформы и титула «отца гривны» в пользу Виктора Андреевича. Отказался, невзирая на то, что мог пиарить в свою пользу показную «успешность» этого проекта. Ведь все понимают, что проведение денежной реформы без сучка и задоринки – это заслуга никакого не Ющенко, а именно премьера Павла Лазаренко, который за нее и отвечал еще с тех времен, когда был первым вице-премьером у Евгения Марчука. Виктору Ющенко, как мы все смогли позже убедиться, по его деловым качествам, нельзя было поручить даже строительства дачного сортира, а не то что денежную реформу. Он гарантировано забыл бы прорезать в нем очко, и ходил бы до ветру себе в штаны. А деньги, выделенные на возведение клозета, уплыли бы в зарубежье.

Если же представить, как в действительности разворачивались закулисные процессы, то вполне можно попытаться реконструировать события тех месяцев, приведших к убийству Вячеслава Чорновила. По крайней мере, эта реконструкция и вытекающие отсюда выводы будут гораздо более правдоподобными и ответственными, чем официальная версия правоохранительных органов, а также и альтернативные версии, которые пытаются навязывать обществу национал-демократы.

ВАШИНГТОНСКАЯ ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ

Уже после избрания Кучмы на пост президента в 1994 году в США был разработан план по его отстранению на очередных выборах. Конкуренцию ему должен был составить кто-то из пары Лазаренко–Ющенко. Один из них занимал ключевой для американских интересов пост главы Нацбанка, а второго очень скоро, не без помощи США, воцарили в кресло главы Кабмина. По замыслу Вашингтона к предстоящим выборам 1999 года власть Леонида Даниловича должна была быть изрядно расшатанной и подорванной. Лазаренко взялся за дело с таким азартом, что перепугал не только Кучму, но и всю нарождающуюся украинскую воровскую элиту. Вспомним только, как Павел Иванович, кроме того, что консолидировал в своих руках контроль за чуть ли не половиной госсобственности страны, попутно раздавил и втоптал в грязь, как червей, такую грозную сегодня донецкую мафию. Повторю свое предположение о том, что первоначальным планом предусматривалось поражение ослабленного Кучмы на очередных выборах 1999 года. Но Леонид Данилович оказался совсем не простым и столь предсказуемым человеком, чтобы уступать без боя, и не пожелал проигрывать. В какой-то момент, где-то с конца 1996 года, Леонид Кучма стал перехватывать инициативу и замедлять победоносную поступь премьера Лазаренко. Вероятно, президенту удалось заручиться в этой драке поддержкой влиятельных кругов России. Битва была весьма жаркой. И хотя Лазаренко потерял пост премьера уже в середине 1997 года, но еще почти полтора года он вел активную оборонительную войну против Кучмы, как Ганнибал против Рима, истощая силы, ресурсы и авторитет президента. У победы Кучмы было несколько побочных последствий, видимо, заставивших Вашингтон подкорректировать сценарий его устранения со сцены.

Во-первых, по результатам разгрома Лазаренко Кучма приобрел непререкаемый авторитет в элите как реальный Лидер.
Во-вторых, Кучме пришлось реанимировать недобитые остатки донецких криминальных группировок и резко их возвысить, в противовес Павлу Лазаренко.

В-третьих, на фоне убийственного падения рейтинга Кучме удалось сконцентрировать в своих руках такой админресурс, что он уже вполне мог реально рассчитывать на победу в будущих выборах 1999 года.

Думается, что где-то с начала 1998 года в Вашингтоне уже начали понимать, что на выборах 1999 года Кучма не проиграет даже с двухпроцентным рейтингом, а потому стали вносить существенные коррективы в свои планы.

ВИКТОР ЮЩЕНКО – ВЕРНЫЙ ДРУГ АМЕРИКАНСКОГО НАРОДА

В пользу того, что команда американских полпредов Пинзеныка–Костенко, по инерции, согласно первоначальному плану, активно готовилась к президентским выборам, говорит бурная их активность на протяжении всего 1998 и большей части 1999 года, когда они лоббировали выдвижение Виктора Ющенко единым кандидатом в президенты от всех патриотических и национально-демократических сил. Разговоры про Ющенко начали циркулировать на тусовках Руха и ПРП еще с конца 1997 года. В 1998 году вся руховская номенклатура знала, что Пинзенык и Костенко дружат с Ющенко чуть ли не семьями и никогда не упускают случая, чтобы в каждом разговоре убеждать того выдвинуть свою кандидатуру против Кучмы. Следует сказать, что они безрезультатно носились с этой идеей до самого начала президентской кампании 1999 года.

С другой стороны, американским организаторам свержения «режима Кучмы» уже по итогам парламентских выборов 1998 года стало понятно, что Кучма укрепил свои позиции настолько, что его голыми руками не возьмешь. А тем более вот так – прямо и брутально – «пристукнуть» простым голосованием на выборах не получится. На этом пути имелось множество препятствий.

Во-первых, хотя совокупный результат всей «национал-демократии» на парламентских выборах-98 достиг почти 15%, что было совсем неплохо для политического старта Виктора Андреевича, сама структура этого электората вызывала законное недоверие у американских кураторов. Все дело в том, что две третьих этих голосов принадлежало Народному Руху (9,4%). А Вячеслав Чорновил никакого контроля над собой никогда не терпел. Тем более, не потерпел бы он контроля со стороны иностранных спецслужб или коррумпированных ростовщиков.

Никто тогда не мог гарантировать, что 15% можно превратить в 51%, ведь технология «цветных революций» еще не была отработана на сербах и грузинах. Потому, видимо, в посольстве США поменяли правила игры и не рекомендовали Виктору Ющенко выдвигаться кандидатом в президенты, опасаясь его дискредитации по итогам выборов-99. Такую «заботливость» американцев можно объяснить только лишь тем, что другой кандидатуры у них на тот момент не было. Ющенко решили продвигать в парламентской плоскости, уступив президентские регалии Леониду Кучме без боя.

ПЯТНО НА МУНДИРЕ

Для триумфального пришествия Виктора Андреевича к власти в Украине под него стали зачищать политическое поле. С этой целью, прежде всего, следовало избавиться от особо грязного «пятна на мундире».

Дело в том, что Ющенко – это человек, который всю жизнь проработал ростовщиком (менялой), и это явилось бы весьма нехорошим грузом на будущих парламентских выборах. Потому в его трудовой биографии потребовалось сделать отметку о том, что он подвизался и на каком-то полезном для народа поприще. Думается, что, исходя именно из подобных соображений, в Вашингтоне было решено Кучме на выборах-99 серьезно не мешать, но взамен потребовать гарантий того, что он назначит Виктора Ющенко премьер-министром, который и начнет проводить политику currency board.

Наша справка
«Каренси борд» (англ. currency board) – валютный комитет, ЦБ в режиме валютного комитета – инструмент долларизации финансовой колонии американским монополистом ростовщичества, Федеральным резервом.

Наряду с особым публично-правовым институтом «Центральных» банков, угнетающем внутреннее ростовщичество (повышенной по сравнению с метрополией, местной учётной ставкой), «каренси борд» служит для прямого, непосредственного подавления oбращения национальной валюты внутри колонии и откачки долларовой инфляции из метрополии.

В случае удачи Федрезерва, в случае введения режима волютного управления «carrency board» на территории колонии, особый институт ЦБ преобразуется в пункт обмена валюты, что значительно упрощает контроль за денежным обращением колонии».

А для того, чтобы Кучма стал сговорчивей, МВФ по указанию США организовал негласную финансовую блокаду Украины, одновременно обрекая на отставку действующего премьера Валерия Пустовойтенко. Об этих изменениях сценария посольство США могло не проинформировать Пинзеныка и Костенко. Поэтому они и продолжали «выдвигать» Ющенко в президенты.

Можно предположить, что уже году в 98-99-м американцы могли параллельно планировать, если удастся, свержение Кучмы с применением и уличных технологий во время второго его срока. Поэтому, наряду со сценарием, предполагавшим премьерство Ющенко и участие его в парламентских выборах, готовился и сценарий «Украина без Кучмы», которые затем взаимно дополняли друг друга.

Сценарий уличных протестов (дело Гонгадзе) должен был раскачивать кресло под президентом, но в случае отстранения Кучмы от должности под давлением масс к власти все равно гарантированно приходил бы премьер-министр Виктор Ющенко, а не лидеры и организаторы народных выступлений.

RIPULITURA

Вторым фактором риска, содержавшим в себе потенциальную угрозу для всей этой затеи с Ющенко, была прошлая его связь с Павлом Лазаренко, которая не должна была всплыть в неподходящий момент. Ведь уже к началу 1998 года Лазаренко утратил для США всякую свою полезность. Если бы он тогда сообразил, что в Вашингтоне от него уже отказались, то мог бы стать источником ненужных проблем, переметнувшись в другой лагерь. Поэтому следующим по важности элементом корректировки стратегического плана стала необходимость нейтрализации Павла Лазаренко. И американцы провернули классическую комбинацию по «сливанию» вышедших в тираж своих марионеток. Так они всегда поступали со свергаемыми диктаторами (Маркос, Фухимори, Норьега, Пиночет, Мубарак, Мушараф и т.д.), так поступили и с Лазаренко. Задача перед ними стояла не совсем простая. Следовало все сделать так, чтобы Лазаренко надежно замолчал, но, ни в коем случае не попал в руки Кучмы. Кроме того, проблему невозможно было решить при помощи киллеров, так как подступиться к объекту не представлялось реальным. Поэтому, видимо, и было принято решение выманить Лазаренко в США. Для этого, вероятно, Леониду Кучме передали из Вашингтона недвусмысленный сигнал по заслуживающим доверия спецканалам, что «США хотели бы видеть борьбу с коррупцией в Украине более энергичной, и это в первую очередь касается Павла Лазаренко». Естественно, украинского президента долго уговаривать не пришлось.

А Павел Иванович, по тем же каналам, получил сигнал, «что в случае, если «режим Кучмы» станет его «репрессировать», то американцы гарантируют ему убежище и защиту». Произведя такие действия, стратегам из США осталось только наблюдать, как Кучма загоняет Лазаренко в угол. Понятно, что европейские партнеры США получили команду из Вашингтона не предоставлять «крышу» беглому экс-премьеру. И вот, когда депутаты тремястами десятью голосами проголосовали за арест Лазаренко, тому только и осталось, пребывая на территории Греции, что взять билет и искать спасения у своих друзей в Вашингтоне. Можно себе представить, что почувствовал Павел Иванович, когда в момент вступления на американскую территорию ему, вместо политического убежища, предложили выбор: либо вернуться добровольно в Украину, либо быть арестованным по обвинению «в нарушении правил въезда в США»?! Американцы строго соблюдали свои законы, предоставляя право выбора самому Лазаренко. С одной стороны – тяжкие обвинения в Украине с прямой угрозой не дожить до справедливого суда, а с другой — относительно мелкое правонарушение в США. Естественно, Павел Иванович посчитал, что визовую проблему с американскими властями он решит полюбовно, не догадываясь о наличии в запасе у них более тяжких обвинений. А вот когда уже Лазаренко добровольно выбрал себе американскую тюрьму, вместо украинской, то ему и сделали «предъяву», могущую потянуть и на пожизненное.

В результате – в руках американских спецслужб оказался бесценный кладезь компромата и секретной информации, а также ходячий мешок с деньгами в одном лице. Следует помнить, что по американским законам Павлу Лазаренко до скончания лет можно выдвигать все новые и новые обвинения и без срока держать его в заключении.

УБРАТЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ

Третьим фактором, на начало 1999 года, препятствующим реализации американского сценария с продвижением Ющенко, сам о том не ведая, оказался Вячеслав Чорновил. Чем же он помешал американцам?

Если представить себе, что парламентский путь-2002 для Ющенко был планом-Б, то его отработка началась не позже середины 1998 года. Важным, а скорее даже критическим элементом этого плана был факт установления полного контроля американской агентуры влияния за патриотическими и национал-демократическими организациями. Ключевым же в списке этих организаций, что понятно, был Народный Рух Украины.

Поэтому, видимо, Костенко, Пинзенык и Ющенко получили недвусмысленную установку – подчинить себе Народный Рух. Самым коротким путем к этой цели посчитали путь замены Вячеслава Чорновила Юрием Костенко на посту председателя партии. В эту часть плана и посвятили, видать, Юрия Ивановича, и он начал ее отрабатывать, ориентировочно начиная с июня-июля 1998 года. На решение этой задачи были брошены огромные банкирские ресурсы, и в Рухе закрутились жернова внутрипартийного переворота. Но организаторы, в виду своей беспросветной тупости и бездарности, недооценили непоколебимости и изворотливости Вячеслава Чорновила, не пожелавшего за здорово живешь уступать свой пост кучке политических дельцов, торгующих направо-налево руховскими идеалами. Кроме того, большинство рядовых членов Руха искренне любили своего лидера, и никак не желали внимать доводам руховских вельмож, заполонивших собою парламентскую фракцию. В результате, переворот затягивался, а Рух из-за бесконечных скандалов, буквально в течение полугода утратил львиную долю своего политического капитала. Можно предположить, что поначалу свержение Чорновила задумывалось как блиц-криг — молниеносная операция, которая должна была закончиться приходом Костенко на место главы Руха не позже начала осени 1998 года. В этом случае планировалось немедленное объединение всех демократических и патриотических сил вокруг Ющенко и выдвижение последнего кандидатом на президентские выборы. Но Костенко (что и не удивительно для хорошо знавших истинные возможности этого деятеля) – по уже сложившейся традиции свою задачу провалил. Вместо того, чтобы преподнести своим заказчикам на блюдечке полнокровный и влиятельный Народный Рух с собою во главе, он оказался в центре грязного скандала, приведшего к развалу и самого Руха, и своей собственной политической репутации.

Уже не могло быть и речи, чтобы выдвигать Ющенко на президентские выборы. В том положении у него не было никаких шансов предстать перед народом в качестве единого кандидата в спасители. В Западной Украине он бы не отбился от вопросов, почему это его не поддерживает Вячеслав Чорновил? Мало того, Вячеслав Максимович был весьма одаренным оратором, и не преминул бы воспользоваться телетрибуной, чтобы отыграться на Ющенко, Костенко и Пинзеныке в отместку за раскол Руха и свое персональное унижение. Вряд ли кто-нибудь сомневается, что Леонид Кучма в той ситуации предоставил бы Чорновилу самый широкий доступ на экраны ведущих телеканалов. Еще более интересно представить себе гипотетическую теледуэль харизматического оратора Вячеслава Чорновила и косноязычного тугодума Виктора Ющенко. Мне думается, что американцы все это и представили первыми, а потому и отстранили на время Ющенко от участия в президентских выборах.

Но на этом злоключения с задуманным проектом у его организаторов не закончились. Дело все в том, что Костенко не только не захватил Рух, но даже серьезно и не дискредитировал Чорновила. По следам раскола Вячеславу Максимовичу удалось, не без помощи президента Кучмы, сохранить за собою бренд и официальные атрибуты Народного Руха. Проблема не просто не разрешилась, а превратилась в смертельную опасность для всего американского проекта. Дело грозило обернуться тем, что Чорновил по инерции развития конфликта мог похоронить политические перспективы Виктора Андреевича окончательно, что сводило на нет плоды пятилетней работы американских стратегов. Проблема усугублялась тем, что у Виктора Андреевича не было никакой возможности обойтись без Руха, теперь уже на грядущих парламентских выборах 2002 года. Но к тому времени ситуация грозила вообще выйти из-под контроля.

НЕПРАВИЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Не все до конца понимают, в чем была опасность момента и безвыходность положения для тех, кто планировал продвижение главы Нацбанка на первый пост в государстве. Чтобы осознать всю сложность пасьянса, давайте на минуточку представим себе, что до Леонида Даниловича дошел бы замысел американского Госдепа относительно Ющенко, направленный лично против него – действующего президента Украины. Что ему стоило, в этом случае, энергичней потрясти для Народного Руха своей финансовой мошной? Кроме того, у Кучмы, скорее всего, хватило бы ума и на то, чтобы распахнуть перед Чорновилом двери главных телеканалов и страницы ведущих газет. Естественно, перед Костенко, Пинзеныком и Ющенко все эти двери могли и захлопнуться. В течение года-двух, при таком раскладе, Чорновил вполне мог бы восстановить рейтинг Руха до уровня, по крайней мере, 1998 года (9,4%). В этой ситуации ни о каком создании «Нашей Украины» под эгидой Ющенко разговор бы уже не велся. Рух бы пошел на выборы самостоятельно, получив для этого максимальные преференции от власти. Ну, кто в здравом уме может себе представить, что Вячеслав Чорновил готов был бы выступать «на подтанцовке» у Ющенко, как это с готовностью делали Костенко, Пинзенык и примкнувший к ним Удовенко? Но ситуация была для них еще более унизительной. Ведь Костенко, Пинзенык и Удовенко без всякого смущения выступали в роли казачков, причем даже не у Виктора Ющенко, а в роли шестерок Веры Ульянченко, Романа Бессмертного и Петра Порошенко. Именно эти деятели как раз и формировали собою ближний круг Виктора Андреевича. Может ли кто-то, находясь в здравом уме, представить себе, как Чорновил бросается выполнять указания Веры Ивановны Ульянченко или Романа Петровича Бессмертного? Это же полный абсурд!

Электоральный предел Ющенко на выборах-2002, при таком повороте дела, не выходил бы за пределы 10-12%, что на корню обрекало его потуги сыграть роль «мессии». Ни о какой президентской перспективе не могло быть и речи. И никакого легитимного способа избавиться от препятствия в лице Чорновила у организаторов проекта «президент Ющенко» не было в природе.
По моему мнению, именно понимание этого и подтолкнуло американских кураторов украинского проекта принять решение о физическом устранении Вячеслава Чорновила. Попробуем все вышеизложенное подытожить в пулеметном стиле.

• Вячеслав Чорновил не желал покидать пост главы Руха;
• Вячеслав Чорновил не желал бросать Народный Рух под каток административной и силовой машины Кучмы, участвуя в сомнительных сценариях зарубежных спецслужб;
• Вячеслав Чорновил не желал участвовать в партийных союзах, в которых Руху не отводилось первой роли;
• Вячеслав Чорновил не желал обслуживать политические амбиции Виктора Ющенко, которого считал человеком глубоко порочным, именуя того не иначе, как «яловым» и «гімнюком»;
• Вячеслав Чорновил выдержал беспрецедентную атаку на партию и на себя лично, сохранив при этом бренд и оргструктуры Руха под своим контролем;
• Вячеслав Чорновил был прекрасно осведомлен в том, что финансовую поддержку кампании по его персональному очернению и развалу Руха финансировала украинская банкирская мафия, близкая к руководству Нацбанка;
• Вячеслав Чорновил жаждал морального и политического реванша, и даже не думал прощать своих врагов;
• Вячеслав Чорновил потенциально мог рассчитывать в будущей войне с Пинзеныком, Костенко и Ющенко на финансовый, медийный и административный ресурс Леонида Кучмы;
• Вячеслав Чорновил был абсолютно равнодушным к деньгам и любым материальным благам. Тем более он, в отличие от своих политических врагов, с презрением относился к жизни в роскоши;
• Вячеслав Чорновил был открытым и неподкупным, когда дело касалось вопросов чести, принципа и национальных интересов;
• Вячеслав Чорновил был честным и моральным человеком, что делало его непригодным объектом для грязного шантажа спецслужб;
• Вячеслав Чорновил был дерзким и отважным, не боялся физических страданий, не пасовал перед угрозами и насилием;
• Вячеслав Чорновил был здоров, активен и по-хорошему одержим публичной политикой, а потому не собирался в ближайшие годы уступать первые роли никому и, тем более, тем, кого он считал подонками и политическими проститутками.

Ну и что же, скажите, было делать американским представителям, имея в его лице такую помеху своим замыслам? Ни запугать, ни подкупить, ни обмишурить его было в тот момент невозможно, а время, видимо, очень сильно поджимало. Слишком большие геополитические интересы стояли на кону. Поэтому, представляется мне, как только стало ясно, что Народный Рух остался в руках Чорновила, и появилась угроза провала всей спецоперации с Ющенко, в Вашингтоне было принято решение о ликвидации украинского политика.

ЛИКВИДАЦИЯ

Трудно сказать, какие виражи выписывал мыслительный процесс в головах прокуроров, которым было поручено расследование обстоятельств гибели Вячеслава Чорновила. Тем не менее, справедливым будет признать, что сложить из множества фактов какую-то стройную версию следователям в тот момент было крайне сложно. Все дело упиралось в полное отсутствие мотива. Но уже в 2001 году, когда началось формирование блока «Наша Украина», сыщики могли и обязаны были рассмотреть и такую вот версию, которую автор приводит в качестве рабочей гипотезы для будущего расследования:

«После того, как за Павлом Лазаренко на американской земле захлопнулась дверь тюремной камеры, ему, несомненно, дали пару дней на то, чтобы побыть наедине со своими нелегкими думами. Если домыслить кое-какие детали, то представляется очень вероятным, что дальнейшие события протекали в рамках следующей фабулы. Арестанта завели в комнату для допросов, где его встретили представители «справедливой и демократической» американской юстиции. Встретили, надо сказать, не с пустыми руками. На стол перед Павлом Ивановичем выложили несколько папок с документами, которые подтверждали факты совершения украинским арестантом в предыдущие годы ряда тяжких правонарушений, попадающих под юрисдикцию Соединенных Штатов. По всей совокупности обвинений бывшему украинскому премьеру грозила перспектива отбывания за решеткой в США от 90 до 135 лет. Можно понять, что подобная перспектива никак не прельщала могущественного и неуязвимого, совсем еще недавно, Павла Лазаренко. После короткого времени, выделенного ему на раздумья, перед сторонами встал вопрос, по американской традиции, об условиях сделки с правосудием. Что оставалось делать незадачливому экс-премьер-министру? Что он мог услышать от американских властей, бесправный и беззащитный, презираемый на родине, и дискредитированный во всем мире? Что мог, то и услышал. Он услышал, что вина его практически доказана, а прегрешения против американского народа велики. Что он не оправдал высокого доверия и чести, оказанного ему американским государством, и вместо того, чтобы посвятить все свои силы отъему кресла у Кучмы, используя американскую поддержку, он начал захватывать чужую собственность, увлекся финансовыми махинациями и провалил важное правительственное задание американских властей.

По его вине Соединенным Штатам пришлось раньше срока расконсервировать важного агента влияния из Нацбанка, и бросить того в бой неподготовленным, что повлекло за собой цепь сбоев, поставивших под угрозу геополитические интересы США. Что мог ответить на такие слова Павел Иванович, если перед ним на столе лежали такие прозрачные и недвусмысленные доказательства его преступлений? Естественно, ему оставалось только лишь соглашаться и выражать готовность сотрудничать с правосудием. Здесь также следует учитывать и фактор шока, когда прилетевший за спасением от Кучмы и надеявшийся отсидеться в комфортных стенах своего особняка, он вдруг столкнулся с перспективой провести остаток жизни в федеральной тюрьме США.

Ваша вина не имеет прощения, – сказали ему американские представители. – Но великий американский народ может быть великодушным и справедливым и к своим врагам, и к сбившимся с пути истинного таким вот незадачливым друзьям, как Павел Лазаренко. Но для искупления вины ему потребуется продемонстрировать глубокое искреннее раскаяние, и не словом, а конкретным делом доказать американскому народу, что он на самом деле встал на путь исправления. А дело, которое должен сделать обвиняемый Лазаренко во имя интересов американского народа, чтобы облегчить свою участь, является крайне важным, ответственным и деликатным. Его задача – устранить препятствие, возникшее на пути Виктора Ющенко, в лице несговорчивого и экспрессивного Вячеслава Чорновила. Притом решить проблему он должен раз и навсегда, и таким образом, чтобы даже тень подозрения не возникла в заказном характере такого действия, и, тем более, чтобы не возникло подозрений в участии официальных органов США. Что оставалось делать Павлу Лазаренко?».

Здесь следует прервать логическую цепочку и сделать некоторые пояснения. Выше я уже попытался растолковать, почему проблема Чорновила не имела для американских представителей никакого иного решения, кроме вышепредложенного. Но и само его устранение выглядело задачей крайней степени сложности. Во-первых, это только в кино американские власти подсылают в какую-то страну группу «морских котиков» и те на месте расправляются направо-налево со всеми врагами США. При таком «заезде» в реальной жизни риск провала зашкаливает выше красной черты, и не окупается выгодами от самого проекта. Устранение Чорновила было крайне сложной задачей еще и потому, что не должно было выглядеть как заказное убийство. Представьте себе, что бы началось, если бы машину политика догнал какой-нибудь джип с киллерами, которые бы его демонстративно расстреляли. Началось бы расследование, и закипели политические интриги вокруг события. Стали бы выяснять, кто же извлек наибольшую выгоду из этого преступления, и могли додуматься, ненароком, и до правильной версии. Если бы даже и не распутали самого преступления, то могли дискредитировать нашего Ростовщика политически на вечные времена. Требовалось провести бесшумное устранение, замаскировав его под бытовую случайность. Здесь, чтобы осознать трудности, стоящие перед заказчиками преступления, следует понимать, какой образ жизни вел Вячеслав Чорновил. Дело в том, что он все время был на виду множества людей, и хотя не держал никакой охраны, подступиться к нему было практически невозможно. Из дому до здания парламента он добирался на служебном авто, а далее перемещался либо внутри комплекса парламентско-правительственных зданий, либо отправлялся в партийный офис Руха. Тайных и вредных привычек за ним не замечалось, ресторанов и притонов он, в отличие от своих коллег по цеху, не посещал, порочащих связей не имел. На территории Киева подстроить ему что-нибудь фатальное было практически невозможно. Единственно, где лидер Руха оказывался крайне уязвимым в этом отношении, были его поездки по городам Украины. Надо было знать Вячеслава Чорновила, чтобы понимать, как он любил массовые встречи с гражданами, выступления на собраниях и митингах, встречи с партийными активистами. К тому же он никогда не скрывал графика своих поездок на многие недели наперед. Да и люди платили ему взаимностью, чувствуя с его стороны искренние порывы щедрой и бескорыстной души. Миллионы простых украинских граждан и составляли главную часть, главную цель и основной смысл его жизни, потому Чороновил в принципе ни при каких обстоятельствах не мог отказаться от вояжей по областям Украины, если бы даже и осознавал нависшую над ним угрозу.

«Павел Иванович, конечно же, понял, что от него требуют тюремщики, и не смог (что в его положении, наверное, естественно) им в этом отказать. Ему подали телефонную трубку, и он сделал звонок. Ответивший в далеком Днепропетровске человек, услышав распоряжение самого Хозяина, отчеканил: «Есть!». Разговор был записан специалистами АНБ и приобщен к пухлому досье Павла Лазаренко. Колесо Судьбы Вячеслава Чорновила закрутилось в обратную сторону…

Сам водитель «КамАЗа» рокового разворота не производил. Управлял длинномером профессиональный ликвидатор, возможно из спецслужб. В операции были задействованы еще несколько бригад, координировавших маневр КамАЗа и отслеживавших перемещение лидера Руха. После столкновения с руховской «Тойотой» все эти люди тут же покинули место преступления, лишь только удостоверились в результативности операции. Водителю и пассажирам «КамАЗа» пришлось принять на себя бремя вины и разыграть соответствующую моменту эмоциональную пьесу. Убедить их так поступить могли при помощи самых различных аргументов…

НОЧНОЙ ЗВОНОК

Через час после фатальной автокатастрофы на бориспольской трассе в кабинете украинского президента раздался телефонный звонок. На проводе был заместитель госсекретаря США. «Что там у вас происходит? – строго спросил голос главу украинского государства. — Что-то слишком часто известные люди гибнут на ваших дорогах. Американское правительство крайне обеспокоено. Но все же, государственный департамент выражает надежду, что это была трагическая случайность. Мы надеемся, что Украине удастся избежать дестабилизации в такой трудный момент»…

«Произошла ужасная авария, унесшая жизнь такого уважаемого человека, – заявил в ответ украинский президент. – Но мне докладывает министр, и прокурор тоже докладывает, вообще, мы нисколько не сомневаемся, что имеем дело с простым дорожно-транспортным происшествием. Президент и правительство сделают все, чтобы мир и стабильность в Украине сохранялись и в дальнейшем»...

Украинский президент, еще не отошедший от скандалов вокруг его войны с Павлом Лазаренко, с облегчением вздохнул, когда понял, что американцы не станут раздувать пожар. Он тут же позвонил министру внутренних дел и генеральному прокурору, и четко сформулировал для них парадигму расследования. Утром следующего дня, не потрудившись дождаться результатов расследования и различных экспертиз, министр внутренних дел Юрий Кравченко назвал происшествие обычным ДТП. "Версия покушения на Вячеслава Чорновила как причина его гибели даже не рассматривалась", – сказал министр»…

Вот так и закончилась эта история. Проверить состоятельность этой версии можно путем операции по зачистке американской 5-й колонны в украинском истеблишменте. Что-то, да должно будет всплыть на поверхность…

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

9 января 2002 года возле памятника Михаилу Грушевскому было подписано Соглашение о создании Блока Виктора Ющенко «Наша Украина». От имени Народного Руха Украины подпись под соглашением поставил его председатель Геннадий Удовенко. От имени Украинской народной партии – Юрий Костенко…

23 января 2005 года Виктор Андреевич Ющенко вступил в должность президента Украины…

4 марта 2005 года бывший министр внутренних дел Украины Юрий Кравченко погиб. Предварительная причина смерти экс-главы МВД Юрия Кравченко – самоубийство, обусловленное двумя выстрелами в голову, – заявил в эфире телеканала "1+1" глава СБУ Александр Турчинов…

25 августа 2006 в Сан-Франциско Павел Лазаренко был приговорен к девяти годам тюремного заключения и штрафу в 10 млн. долларов. Он отбывал наказание в федеральной тюрьме легкого режима в городе Дублин, Калифорния (FCI Dublin, California)…


Роман Василишин

   

Бандера - наш герой! В Киеве прошел марш УПА

Бандера - наш герой! В Киеве прошел марш УПА Бандера - наш герой! В Киеве прошел марш УПА Сегодня прошел марш посвященный очередной годовщине создания УПА. Участники марша под предводительством Олега Тягнибока (ВО "Свобода") провели митинг под памятником Шевченко а после прошли



Новости Украины, события в мире

Александр Един, Богдан Губский: Первый рейдерский синдикат

Столичная недвижимость, элитная земля под Киевом, газовые компании, порты - все это ликвидный бизнес, а заодно «жирные куски», которые неизменно попадают в поле зрения нечистых на руку бизнесменов и политиков. Нынешние рейдерские группировки - это хорошо организованные синдикаты, включающие не только группы «головорезов», но и коррумпированных судей, политиков, высших чинов в силовых структурах.



Новости Украины, события в мире

УКРАИНА: ЖИВЫ БУДЕМ - НЕ ПОМРЕМ..

Суровые годы уходят в борьбе за свободу страны. За ними другие приходят. Они будут также трудны… Очень похоже, что неформальным гимном Украины может стать эта революционная песня из фильма «Собачье сердце». Эх, а еще каких-то 4 с лишним года вся Украина – подчеркиваю, вся! – была на подъеме, мы чувствовали, что страна



Андрей Кислинский: Мне давали деньги, чтобы я опроверг обвинения Тимошенко в госизмене

Андрей Кислинский: Мне давали деньги, чтобы я опроверг обвинения Тимошенко в госизмене Это интервью с фигурантом главного скандала последних недель Андреем Кислинским УП записывала дважды. Первый раз - когда еще не было выводов рабочей группы Минобразования, которая подтвердила обвинения Геннадия Москаля о фальшивом дипломе у заместителя главы




© НОВОСТИ УКРАИНЫ, СОБЫТИЯ В МИРЕ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ГОСТЕВАЯ КНИГА