НОВОСТИ УКРАИНЫ
       СОБЫТИЯ В МИРЕ

Новости Украины, события в мире

Украина: Политические репрессии и менты-ксенофобы

Украина: Политические репрессии и менты-ксенофобы

Юлия Тимошенко, которая смело употребляет слово «проституция» в своих интервью, снова идет в Генеральную прокуратуру. В третий раз за год. Ее alter-ego Александр Турчинов давно стал завсегдатаем ГПУ. Следователи с удовольствием расспрашивают его о многочисленных преступных эпизодах: начиная от захвата полиграфкомбината «Украина» и заканчивая нецелевым использованием средств, полученных по Киотскому протоколу.

13 декабря все та же Генеральная прокуратура предъявила экс-министру внутренних дел Юрию Луценко обвинение по делу о завладении имуществом в особо крупных размерах. Если кто забыл, то речь идет о водителе Луценко, который сделал в органах головокружительную карьеру. Еще немного, и он бы стал генералом. Помешали президентские выборы. Однако квартирку в Царском селе драйвер министра все же успел отхватить. Дело передано в суд.

Но это еще не все. Все та же Генпрокуратура, которая после прихода Пшонки стала очень активной, реанимировала легендарное дело об организаторах акции «Украина без Кучмы». В качестве одного из потенциальных обвиняемых там проходит «бютовский» депутат Андрей Шкиль. Напомним, что речь идет о событиях 9 марта 2001 года. Вот архивная новость тех дней: «9 марта, «Интерфакс-Украина». Около 10 тыс. участников акции «Украина без Кучмы» подошли к зданию администрации президента в Киеве и забрасывают камнями и бьют палками сотрудников спецподразделения, которые в две шеренги стоят возле администрации президента. Милиция применила слезоточивый газ. Колонна атакует цепь милиционеров, которые не предпринимают ответных действий и лишь защищаются. По данным очевидцев, численность милиции около 500 человек. Соорганизаторы акции, в частности Юрий Луценко и Андрей Шкиль, призывают колонну двинуться дальше, однако колонна продолжает атаку. Перед этим участники акции провели пикетирование Министерства внутренних дел с требованием освободить членов УНА-УНСО, задержанных в ходе стычки с милицией возле памятника Тарасу Шевченко. Участники акции сломали деревянный забор».

И еще: в Киеве задержан Георгий Филипчук – бывший министр охраны окружающей среды в правительстве Юлии Тимошенко. Его обвиняют в злоупотреблении служебным положением, что повлекло тяжелые последствия. Я уже не говорю о беглом министре экономики, который скрывается в Чехии, а также «газовых страдальцах» Диденко и Макаренко, не первый месяц сидящих в СИЗО. Невооруженным взглядом видно, что процесс пошел. И что это? Политические репрессии, развязанные против оппозиции правящим режимом? Или реализация лозунга «Нашей Украины» «Бандитам – тюрьмы»?

Конечно же, в ближайшее время пресс-служба БЮТ, захлебываясь от гнева, сделает пространное заявление, изобилующее такими словосочетаниями, как «полицейское государство», «преследование за инакомыслие», «попрание демократии», «террор, развязанный против честных политиков». Все как всегда: когда после прихода к власти Ющенко Юрий Луценко прессовал оппонентов диоксинового кандидата, резко пооранжевевшие масс-медиа рассказывали о восстановлении исторической справедливости. Теперь «партнеры» поменялись ролями. Те, кого стали сажать, кричат о «политических репрессиях». Получается, что никого из бывшей команды власти сажать нельзя. Почему? Потому что, в соответствии с требованием политкорректности и европейской демократии, воры и педофилы, исповедующие демценности, не могут подвергаться уголовным преследованиям. У них как бы есть индульгенция. Совершенно безвыходное, на первый взгляд, положение. Допустим, некто «Y» украла примерно пять ярдов евро, пребывая на должности «Х». Доказано хищение 3 миллиардов, но гривен. Есть материалы проверок, где фигурирует цифра 50 ярдов на карман. Тоже гривен. Кто виноват? Да никто! Она же белая и пушистая, как авца, поскольку пребывает в оппозиции.

Циничные аналитики, пишущие аналитическое гавно с пометкой «для служебного пользования» (причем дерьмо такое жидкое, что даже сливать этот бред на сайт «Викиликс» стыдно), приходят к глубокому выводу: никого сажать не надо, чтобы не создавать прецедент. Иначе начнется круговорот. Если к власти придут «белые», то они начнут сажать «синих». Если «синие» – то всех остальных. Это недемократично.

Следующий вариант выхода из ситуации: посадить крайних. Назначается зиц-председатель, основная миссия которого – принять на себя все и спокойно отмотать срок. Схема, неоднократно обкатанная в криминальной среде. Однако проблема заключается в том, что среди демократов никто почему-то не хочет быть героем. Нет, на словах некоторые выражают готовность пострадать. Однако, когда дело доходит до конкретики, меняются в лице и начинают лепетать о слабом здоровье и желании сохранить «неприкосновенность анального отверстия». Опять проблема.

Есть еще схема под условным названием «передача дел». Это когда проигравшая сторона заранее идет на сделку с победителями. Достигается определенная договоренность на предмет того, что мы будем себя вести тихо, а вы, пожалуйста, закройте глаза на «больницу будущего», другие проекты и откаты, а также обеспечьте зеленый коридор для вывоза всего, шо нажито непосильным трудом. Это достаточно лояльный вариант. Можно даже сказать, политкорректный. Но могут быть косяки. К примеру, кто-то будет не до конца честным и не заявит во время предметного разговора некую сумму в N ярдов. Не гривен. Потом его попросят ее (сумму) вернуть. Мягко упрекнут в крысятничестве. Даже дадут время подумать. Чисто гипотетическая ситуация, не подумайте ничего плохого. Просто в качестве заложника на высоком посту останется некий банкир. Не Тигипко. Ну есть и другие тонкости.

Как мы с вами понимаем, Тимошенко все возможные в теории схемы ухода отвергла. Более того, она объявила о своем желании вернуться в очень большую политику. Теперь будет ходить в ГПУ и рассказывать о политических репрессиях. Только вот репрессии ли это?

Разберем еще один пример, который тоже наглядно демонстрирует игру в двойные стандарты. Журналист «Украинской правды» Мустафа Найем сидит в авто с девушкой на стоянке. К нему подходят сотрудники «Беркута» и просят предъявить документы, удостоверяющие личность. Стандартная, в общем-то, ситуация. Казалось бы, причем здесь ксенофобия? Оказывается, человеку с типично украинским именем Мустафа чертовски везет на ксенофобов. Причем в форме. И все они должны быть немедленно уволены из органов.

Ресурс, на котором трудится журналист, фигурирующий как «лицо кавказской национальности», вообще отличается повышенной чувствительностью к ксенофобии. Возможно, все дело в истоках. Георгий Гонгадзе по странному совпадению тоже подходил под стереотип «лицо кавказской национальности». И тоже пострадал от представителей силовых структур. Теперь появился его последователь. Точнее, он думает, что является потенциальным страдальцем, жертвой ксенфобских настроений сотрудников «Беркута».

Конечно, «кредитная история» УП располагает к появлению различного рода фобий. Но, думаю, дело не только в этом. Давайте будем откровенными: журналист – это, сука, опасная профессия. Тебе приходится общаться с людьми на темы, которые им неприятны. Причем субъекты общения, как правило, находятся в хорошо охраняемой зоне. «Шакалы пера», работающие в поле, постоянно сталкиваются с удошниками, эсбеушниками, личниками и просто бодигардами. Это совершенно естественное явление. Для них. Более того, если человек профессионал, то особых неудобств он испытывать не будет. Вы когда-нибудь слышали о сотрудниках «Интерфакса», которые публично (это принципиальный момент) выясняли отношения с охраной? Алена Притула в расчет не принимается. Нет. Но вот я неоднократно мог наблюдать феномен, который можно назвать «в голову епнула звезда». Отдельные индивиды, наобщавшись с представителями нашей так называемой элиты, вдруг чувствуют себя причастными к чему-то очень большому. Ну действительно, вы только что пообщались, к примеру, с главой президентской администрации. Самооценка взлетела до небес. И вдруг банальный прапорщик делает вам замечание. Кто это?! Как он смел прикоснуться к человеку, который на ты с… далее следует список «великих».

Вот именно подобное психологическое явление («епнулся на голову») искажает психологическое позиционирование личности журналиста. Кстати, данная «болезнь» косит многих: шоу-бизнес, просто бизнесменов, депутатов, политиков и шестерок АП. Однако в случае с «шакалами пера» она прямо влияет на профессиональную деятельность. Многие помнят, как сотрудник охраны президента уложил на теплый, нагретый асфальт журналиста СТБ. Честно говоря, я прокручивал этот ролик раз десять. Любовался, как красиво, на основе «Системы» паковали немолодого юношу.

 

Спрашивается: ну и чего побежал-то? Рассчитывал получить эксклюзивный комментарий от Федоровича? Надо же думать головой, а не рассчитывать на то, что после предъявления ксивы с надписью «пресса» все упадут на пятую точку. Так не бывает. И я всегда говорю своим неслужившим коллегам: с прапорщиком спорить бесполезно. Тоже факт. Не умеете общаться с представителями охранной системы? Значит, вы не профессионалы.

В случае с Мустафой речь шла о ментах, которые отрабатывали район по наводке. Двое кавказцев убили и ограбили женщину. У них установка. При всем желании назвать Найема лицом славянской внешности сложно. Однако он, по-видимому, рассчитывал на некое эксклюзивное обращение со своей персоной. Но сотрудники «Беркута» не входили в число представителей его целевой аудитории. Так тоже бывает. Многих не узнают. Контингент у них специфический. В результате тривиального общения появилась рефлексия Мустафы на семь страниц с требованиями «уволить», «извинится», «поцеловать в жопу» и полностью удовлетворить звезду, шокированную грубостью. Можно меня упрекнуть в отсутствии корпоративной этики. Дескать, на его месте мог быть ты! Не переживайте, бывал. И не один раз. Клали на пол охранники первого президента (тяжелые, сцуко!), ломал руку личник Евгения Марчука, тупили сотрудники УДО на входе в администрацию президента, пытались срубить денег обычные патрульные, которым просто не хер было делать. У любого «шакала пера» в запасе десятки подобных историй. А поспрашивайте фотографов и операторов. Смысл в другом: некоторые ибланы думают, что они уже европейцы, и требуют европейского отношения к себе. Это, конечно, позиция. Однако она объективно сопряжена с опасностью получить в табло. И к этому надо быть готовым. Политкорректность – это миф. Особенно у нас. Если кто-то этого не понимает, то может продолжать кричать о ксенофобии. Не удивлюсь, когда речь зайдет об антисемитизме. Слишком уж преувеличена ценность одной личности в системе политических координат. Это я еще, как вы понимаете, мягко написал.

Политические репрессии, ксенофобия – громкие слова, которыми прикрываются те, кто боятся огрести песты, причем за дело. Это их последнее убежище.

Александр Зубченко

   

Новости Украины, события в мире

В Киеве задержан президент «Черноморское морское пароходство» 27.02.2008 г. Государственная компания «Черноморское морское пароходство» (ЧМП, Одесса) заявляет о задержании 26 февраля правоохранительными органами президента



Новости Украины, события в мире

Власть и бизнес. Вместе лучше

Сегодня президент Дмитрий Медведев провел в Кремле встречу с президиумом Торгово-промышленной палаты (ТПП) Российской Федерации, на которой призвал бизнес участвовать в разработке "антикошмарных" мер, высказался за введение уголовного наказания за рейдерство и призвал банки проявлять понимание и разумность при обращении с выделяемыми госсредствами. Основной целью и главным приоритетом президент заявил создание в стране полноценного среднего



Новости Украины, события в мире

Приватизация Одесского припортового завода. Закулисные договоренности

Еще с того дня, когда стал известен окончательный список участников конкурса, Юлия Тимошенко начала волноваться относительно результатов продажи Одесского припортового. Окружение премьера рассказывает, что уже тогда премьер неоднократно высказывалась по поводу репутационных рисков при любом исходе торгов. Если бы конкурс официально выиграл «Сибур», это стало бы картой в руках



Новости Украины, события в мире

Новая Конституция Украины: разговоры ни о чем

Виктор Ющенко решил пойти в президенты. И теперь вместо закона, который один для всех, он говорит не о себе как кандидате, а о парламенте и мифических открытых списках. На данный момент дело выглядит так, что тот, кто против открытых избирательных списков, вообще против «светлого будущего Украины» и за разрыв связи депутатов с избирателями, продажу мест в списках, партийный тоталитаризм вождей и наполнение парламента «секретаршами,




© НОВОСТИ УКРАИНЫ, СОБЫТИЯ В МИРЕ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ГОСТЕВАЯ КНИГА