НОВОСТИ УКРАИНЫ
       СОБЫТИЯ В МИРЕ

Новости Украины, события в мире

Валентин Наливайченко: давай, Наливай!

Валентин Наливайченко: давай, Наливай!

Партия Ющенко решила налить в старые мехи молодого вина.

Съезды у партий бывают разные. У «Регионов» они больше всего смахивают на военный парад, у Блока Юлии Тимошенко – на торжественное открытие стадиона, а у Компартии – на лекцию в санатории для пенсионеров. Наконец, съезды «Нашей Украины» издавна похожи на сеансы коллективной исповеди в психиатрической лечебнице. И чем тревожнее исторический момент, тем дольше могут продлиться прения.

Нынешний «сеанс» обещал стороннему наблюдателю особую интригу. Как известно, не так давно президиум политсовета «НУ» в полном составе сложил с себя полномочия, а на должность главы совета партии вот-вот должны были избрать экс-руководителя СБУ Валентина Наливайченко. Любопытно было взглянуть и на Виктора Ющенко, который со времени инаугурации Януковича жил в режиме гуру-отшельника, передавая обществу свои менторские наставления через пресс-секретаря Ирину Ванникову.

Первым, кого, войдя в зал, увидел корреспондент, был Петр Андреевич Ющенко. Порою кажется, что во владении этой семьи собрана чуть ли не половина всех музейных фондов Украины. Вот и сейчас старший Ющенко держал в руках какой-то книжный раритет, с которым не преминул попозировать в объектив фотокамеры. На потертой обложке значилось: «Визначне жіноцтво України», и чуть выше: «дар філії УНО Торонто-Захід».

– На этом штемпеле написано: «Украина – первая жертва агрессии СССР». Видишь, что я читаю? – с гордостью сказал Петр Андреевич.

Неподалеку от старшего Ющенко сидел народный депутат Григорий Омельченко. С тех пор, как педофильский скандал окончательно выбил его трибуна из рядов фракции Тимошенко, Григорию Емельяновичу только и оставалось, что примкнуть к партии Ющенко.

– Подал заявление о вступлении в партию, – сообщил он. – У меня все-таки огромный опыт: жизненный (аж 4 внука!), служебный, политический...

А вот Патриарх Киевский Филарет в «Нашу Украину», слава Богу, вступать не собирался. Хотя на съезды «НУ» глава УПЦ (КП) ходит, будто к себе домой. Заинтересовавшись этим феноменом, журналист спросил Его Святейшество:

– А вы только «Нашу Украину» благословляете на съезде?

– Киевский патриархат поддерживает все демократические, патриотические партии, – отвечал Филарет. – Поэтому мы благословляем и «Нашу Украину», и «Батьківщину», и Украинскую народную партию, и все другие демократические партии. Мы стоим над всеми партиями, не вмешиваясь в политическую борьбу, но благословляем направление деятельности этих партий в поддержку развития украинского государства.

– Но как вы определяете, где партия демократическая, а где нет?

Филарет удивленно поднял брови. «Сейчас скажет: «А мне Господь Бог подсказывает», – подумал корреспондент. Однако Его Святейшество обошелся без «звонка другу».

– Я не думаю, что все партии руководствуются демократическими принципами, – уверенно сказал он. – И не все партии защищают украинские интересы: например, Русский Блок в Крыму, Коммунистическая партия – так ведь? Вот эти партии мы не поддерживаем...

Тем временем ведущая съезда Вера Ульянченко со сцены называла имена кандидатов на вступление в партию. Речь, разумеется, шла о людях известных, готовых кандидатах в политсовет «Нашей Украины». Владимир Огрызко, Григорий Омельченко, Василий Вовкун, Ирина Ванникова и прочие апостолы «позднего Ющенко» один за другим проходили сквозь сито голосования. Сам экс-Президент, сидевший рядом с Верой Ивановной, беззаботно болтал ногой и что-то малевал на листочках бумаги. Зато расположившийся в первом ряду Валентин Наливайченко хохмил как умел.

– Уважаемые друзья, – спрашивала Вера Ивановна, – есть ли вопросы к Григорию Емельяновичу или желающие высказаться по этому поводу?

– Знаем! – шутливо подсказывал Наливайченко. – Не надо!

– Есть вопросы к Ирине Валерьевне?

– Нет! – отвечал за Ванникову экс-глава СБУ – Нет вопросов!

Эту клоунаду пришлось прервать вопросом с финансовой «подкладкой»:

– Очень скоро вас изберут главой политсовета партии. Можно ли говорить о том, что с вашим приходом будут выплачены все долги партии в областях?

Будущий глава политсовета «НУ» сразу же посерьезнел.

– Я могу говорить в том статусе простого партийца, в котором я сейчас нахожусь, – начал г-н Наливайченко, – я считаю, что партия должна поступать честно, прозрачно, провести аудит и остановить мародерство в партии. Я даже собираюсь сказать об этом в своем выступлении, если мне, как простому партийцу, дадут выступить.

Пока Наливайченко скромничал, слово взял Виктор Ющенко. Зал притих, люди ждали, чем почетный глава партии объяснит свой провал на президентских выборах.

И Виктор Андреевич выдал домашнюю заготовку:

– Политика – это череда побед и поражений. И каждое поражение, которое нас не убивает, делает нас сильнее.

«И это все?» – подумалось, вероятно, многим. Однако Ющенко таки подбавил в свою речь огоньку самокритики.

– В 2010 году проиграл конкретный человек, проиграл я. И точка. Я хочу сказать, что не проиграли вы, не проиграли миллионы украинцев.

Ну а дальше все было как всегда:

«Главный вред Украине несут два зла – авторитаризм и махровый популизм, другими словами – вранье под национальными одеждами», – сообщил почетный лидер «Нашей Украины».

С обоими образчиками зла он, начиная с февраля месяца, не боролся ни дня. Но у Виктора Андреевича всегда так: килограмм красивых слов на щепотку дела. Поэтому вряд ли кого-то впечатлила попытка Ющенко добавить своей речи немного брутальности.

– Многие люди молчат, и это тяжелое молчание, – возгласил экс-президент. – Во что, черт побери, можно верить, когда «правда обнялась с неправдой, и как родные сестры по миру гуляют»?! Кому, черт побери, верить?!!

Корреспондент взглянул на сидевшего сзади Ивана Васюника. Тот криво улыбался, как бы не совсем принимая слова патрона всерьез. А Виктор Андреевич, выдав в финале речи дозу оптимизма и огласив кандидатуру Наливайченко, сел на свое место и снова принялся что-то писать, время от времени отвлекаясь на выступающих.

В отсутствие «любих друзів» (впервые на съезде «НУ» не было даже Евгения Червоненко), тон задавали неофиты. И, пожалуй, главной неожиданностью стал адреналиновый спич экс-министра иностранных дел Владимира Огрызко.

Этот спокойный, вечно вялый господин ныне выглядел так, будто пять минут назад выпил тройную дозу озверина. Даже Виктор Ющенко перестал болтать ногой и поглядывал на Огрызко с удивлением и даже некоторым беспокойством.

– У нас до выборов – один месяц, – резко говорил Огрызко. – Сможем ли мы за этот месяц организовать работу таким образом, чтобы поддержать тот уровень, который был у нас в партии до этого? По-моему, мы зря потратили много времени. (Аплодисменты). У меня есть предложение: нашему новому политсовету собираться – и это утвердить решением съезда – каждый квартал для анализа политической ситуации. Президиуму политсовета – собираться каждую неделю. Исполкому – работать на ежедневной основе (Бурные аплодисменты). Мы получим реальный заведенный политический механизм. Если не заведется – на следующем съезде заменим! (Аплодисменты, переходящие в овации).

Вера Ивановна уже переглядывалась с главой контрольно-ревизионной комиссии Евгением Гирныком. На лице у Ивана Васюника ходили желваки. Зато подавляющее большинство делегатов слушали Огрызко с нескрываемым восторгом.

– Уважаемые друзья, я думаю, нам нужно серьезно поменять команду «водителей», – продолжал раздухарившийся дипломат. – У меня очень конкретное предложение: поменять две трети состава политсовета (Бурные аплодисменты). Партии нужны новые политические лица, иначе ситуация будет далеко не выигрышная... И тут сегодня говорили о моральных ценностях. Я также думаю, что надо обязать наших новых руководителей считаться с моралью. И еще я убежден: мы все-таки должны извиниться перед своими сторонниками – как минимум за те несбывшиеся мечты, которые они возлагали на нас. И мы также должны извиниться за те кадровые просчеты, которые имели место (Бурные аплодисменты).

Видя реакцию зала, хитрая Вера Ивановна начала кивать головой – как будто все эти годы она думала о том же, но боялась сказать. Выяснилось, однако, что главный «гэг» в своей речи г-н Огрызко заготовил на десерт.

– И последнее. Знаете, я предлагаю, чтобы весь следующий руководящий состав партии вышел из «Мерседесов» и «Лексусов» и еженедельно посещал наши районные центры, села!

После этих слов грянул гром оваций. Прекрасно понимая, что ни из каких «Мерседесов» и тем более «Лексусов» их боссы не выйдут, люди были уже благодарны Огрызко за подаренную мечту, а также за возможность продемонстрировать высшему составу партии, что они об этом составе думают.

Ну, а дальше пошло-поехало. Сначала публику потешила пикировка между двумя представителями Днепропетровской области: делегат-мужчина требовал не утверждать свою землячку членом политсовета: дескать, та развалила местную «молодежку». Затем на сцене в течение 10 минут бушевала представительница Николаевщины, обвинявшая региональных шефов «НУ» в кулуарной возне, а киевский политсовет – в инертности и пофигизме.

– Наши лидеры оставили нас один на один с нашими избирателями! – резала правду-матку тетка-оратор.

На ее фоне речь тронная речь Валентина Наливайченко как-то «не цепляла». Запомнилась лишь фраза о том, что «мы должны защитить каждого партийца». При этих словах Виктор Ющенко согласно кивнул головой. Вряд ли в этот момент он думал о себе.

Самая веселая часть этого «Марлезонского балета» началась после того, как депутаты перешли к избранию нового политсовета партии. Происходящее живо напоминало знаменитые перестроечные съезды конца 80-х. У микрофона в проходе между рядами собралась очередь. Бурному обсуждению подвергалась буквально каждая тема. При этом тон обсуждению задавал... Юрий Ехануров. Экс премьер-министр, будто клещ, уцепился в два проблемных вопроса. Во-первых, он потребовал (а съезд в итоге с ним согласился) закрепить за областными организациями в политсовете одинаковую квоту в три представителя, – и при этом не давать поблажек народным депутатам (согласно уставу «НУ», те и так, «автоматом», входят в политсовет по должности). Другим требованием Юрия Ивановича (которое съезд отклонил) было запретить избрание в политсовет тех партийцев, которые получают зарплату в центральном исполкоме партии.

Не свойственное г-ну Еханурову правдоискательство не очень понравилось Вере Ивановне. Но не успела она прокомментировать его начинания, как ее в мягкой форме попросили заткнуться.

«Вера Ивановна, я попрошу вас не комментировать мои слова! – закричал, с какими-то удивительными, как для него, истеричными нотками, Юрий Иванович. – Вы после результатов выборов вообще не имеете права вести этот съезд!».

Что-то такое было между ними там, за партийными кулисами...

Слово за слово – и вот уже Ехануров заговорил о многотысячных долгах партии на местах (не забыв при этом упомянуть, что по «его», Киевской, организации задолженности нет). Тут уже не выдержал Виктор Ющенко.

– Только давайте без угроз, Юрий Иванович! Давайте без угроз! – попросил он, после чего бунт мало-помалу сошел на нет. Впрочем, с лица Еханурова, сидевшего в окружении «могучей кучки» своих столичных соратников, не сходила ироническая улыбка даже когда он голосовал за избрание (а точнее - рекомендацию к избранию) Наливайченко вторым человеком в партии.

– Не думайте только, что я лишь сегодня об этом заговорил – заверил Юрий Иванович. – Ровно то же самое я говорил еще в мае. Это моя принципиальная линия. А ведь сегодня я не успел упомянуть о других моментах. Например, о том, чтобы запретить назначать на ответственные должности в партии своих родственников...

Вера же Ивановна, по своему обыкновению, сглаживала углы.

– Вы знаете, я не буду обсуждать поведение Юрия Еханурова, – замахала руками номенклатурная «няня». – Это его позиция, его право, и, слава Богу, у нас в партии такой съезд, что мы дали ему максимальную возможность эту позицию высказать. Решение принято абсолютно демократично, и я горжусь тем, что у нас есть такая возможность...

...Когда съезд закончился, и Виктор Андреевич по Джойсу наговорил гадостей журналистам; после того, как главой политсовета избрали Валентина Наливайченко, а руководителем исполкома – экс-главу «Укрспецэкспорта» Сергея Бондарчука – в общем, когда все эти хлопоты, наконец, закончились, и Виктор Ющенко в окружении свиты направился к машине, к нему протолкнулся корреспондент.

– Скажите, Виктор Андреевич, а что вы как почетный лидер партии сделали для того, чтобы компенсировать «нашеукраинцам» в областях многомесячную задолженность по зарплате?

Экс-президент Украины остановился.

– Это задание исполнительных органов партии, – сказал он, глядя корреспонденту прямо в глаза. – У меня нет заводов, я ренты не получаю, так что это задание исполкома партии. Который полностью обновился и должен дать ответы на эти вопросы.

Сказав это, Виктор Ющенко отвернулся. Через минуту черное авто уже увозило его прочь.

Евгений КУЗЬМЕНКО

   

Новости Украины, события в мире

Оранжевые сны Виктора Януковича

Похоже, самый страшный сон Виктора Януковича может стать явью: патовая ситуация на политической арене все чаще и чаще вызывает улыбку у его оппонентов и убийственное сравнение с Виктором Ющенко. По всей видимости, как для пока еще действующего президента, так для будущего головной болью станет разношерстные и амбициозные остатки майданного актива - фракции НУНС.



Новости Украины, события в мире

Грузинская версия войны с Россией поставлена под сомнение ("The New York Times", США)

  Тбилиси, Грузия - Доклады независимых военных наблюдателей по началу войны между Грузией и Россией летом этого года, ставшие недавно достоянием гласности, заставляют усомниться в давнем утверждении грузин о том, что их действия были продиктованы соображениями защиты от сепаратистов и российской агрессии.



Новости Украины, события в мире

Ющенко распустил парламент ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Президент Украины Виктор Ющенко в среду вечером объявил о том, что он принял решение распустить парламент. Он сообщил об этом в телевизионном выступлении, которое транслировали украинские телеканалы, однако не назвал даты досрочных выборов. Комментарии читателей с форумов:



Нравятся ли нам педофилы? История Завадского.

Нравятся ли нам педофилы? История Завадского.   Гуманное человечество может простить многое. Человек, совершивший тяжкое преступление, отсидев много лет в примерном смирении, рано или поздно может быть помилован. За одним исключением – никогда и




© НОВОСТИ УКРАИНЫ, СОБЫТИЯ В МИРЕ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ГОСТЕВАЯ КНИГА