НОВОСТИ УКРАИНЫ
       СОБЫТИЯ В МИРЕ

Новости Украины, события в мире

Владислав Каськив: eще один «херой» протух…

Владислав Каськив: eще один «херой» протух…

Когда стало известно, что нардеп-«нунсяк», лидер партии «Пора» Владислав Каськив возглавил рабочую группу Комитета экономических реформ по национальным проектам и для этого по быстрячку смотался в Крым на поклон к президенту Виктору Януковичу, на форуме одного «майдануто-оранжевого» сайта, как крик отчаяния, забился вопрос: типа «Боже, чи залишилися ще справжні українці?!!!». Я долго смеялся: так вот же он, один из этих «справжних» украинцев. И прилагательное при нем – «профессиональный». Профессиональный украинец. То есть любящий получать деньги за «профессию» – любовь «до нэнькы»…

И что тут удивительного, что Каськив «пошел к Януковичу»? Странный, ей-Богу, вопрос. А куда же ему еще идти, если не к власти, к корыту? А куда же ему еще идти, он же типа национал-демократ. А эти – почти все такие: за близость к любой кормушке мать родную, включая «нэньку»-Украину, продадут. Или сдадут кому-то во временное пользование...

Но их продажность – особого типа: они «нэньку» продают с одним условием – чтобы быть если и не во главе ее, то, во всяком случае, поближе к руководящей кормушке. В любом качестве. И при ком угодно. То ли при Сталине «украинизацию» насильственную проводить. То ли при Гитлере «акт видновлення украинскои дэржавы» на трупах расстрелянных ими же львовских евреев, поляков и русских провозглашать. То ли сейчас, при любом президенте Украины, заправлять насилием над мозгами сограждан (по-ихнему – отвечать за гуманитарную сферу) и опять же проводить насильственную украинизацию, уничтожая и запрещая любых других конкурентов.

И одно уже можно сказать о Каськиве. Его «Пора», как известно, в 2004 году заправляла протестным Майданом, на котором обещали построить совершенно новую Украину. Где она, эта новая Украина? Приблизительно там же, где и «больница будущего», деньги на которую собрали под патронатом жены бывшего президента Виктора Ющенко и тихо «распилили».

Точно такая же судьба постигнет «экономические реформы по национальным проектам», комитет по которым типа возглавил Каськив. Чем он запомнился за годы, прошедшие с Майдана? Скандалом и расколом в его якобы партии «Пора». Слухами вкупе со сказочными фотографиями с изображением плодов осеменения некоторых телеведущих на «оранжевых» телеканалах. Тем, что втюхал себя любимого к Ющенко в нардепы под видом того, что он – лидер партии «Пора». А еще тем, что по очереди был штатным, а затем внештатным советником президента Ющенко, от него стал нардепом, а в 2009 году стал советником премьер-министра Юлии Тимошенко. Все! На этом славная деятельность не менее славного «хероя Майдана» исчерпывается. Но все это время он, как видим, был пристроен, вкусно ел, смачно пил, сладко спал, матерел вширь не по-детски, по миру колесил с лекциями о «духовном подвиге Майдана». А теперь вот пошел послужить тому, с кем этот самый Майдан яростно боролся…

И я ничего не хочу сказать в адрес Януковича или других регионалов», привечающих этих шустрых «оранж-перебежчиков» или разочарованных в «нашей «Кыце» ее «саламандр». «Регионалам» это нужно. Как ярчайшее подтверждение и их победы, и, в конечном счете, их правоты в том, что никакой «звытягы» на Майдане не было. А была лишь недешевая по организации и затратам на нее, но дешевая и гнилая по сути спецоперация по водружению во главу Украины чужих «цветных» ставленников-марионеток. И служил этому делу все тот же Каськив. А теперь вот он скребется в дверь к тому, кого обильно и азартно обливал грязью, кланяется, лебезит, обещает и впредь расстараться. Приятно, черт возьми. Хоть и противно. Но «регионалы» – политики. Причем тоже украинские. И закаленные в таких вот боях. Они и не такое видели и сами в таких ситуациях бывали…

Но эта статья – не о Каськиве. Он фрагмент, мелочь, штрих на общем портрете явления, именуемого «отечественная национал-демократия». Каськив так, к слову пришелся потому, что возбудил морализаторские всхлипы этой национал-патриотической шушеры, которая опять воет, что «нэнька гынэ» и что «вси зраджують».

А вот недавно с ними приключилась очередная истерика по поводу того, что Россия не пустила к себе на территорию некоего Василия Овсиенко, якобы бывшего «узника совести» по списку национал-демократии, «диссидента» и «патриота». И это при том, что на всех уровнях первые лица обеих стран заявили об отказе от «черных списков» невъездных деятелей. А вот Овсиенко не пустили. Теперь стало понятно, почему – не исключено, по причине элементарной брезгливости. У них, в России, таких вот, с позволения сказать, «борцов» и «диссидентов» – пруд пруди, хоть свиньям их скармливай. А тут еще один прется, да еще и свиристит что-то.

А вот что об этом самом Овсиенко29 июля сего года написала на сайте «Росбалт-Украина» знаменитая Алла ЯРОШИНСКАЯ в статье «Диссиденты: лица и маски». Вот этот тест – полужирные выделения – мои:

"На днях между Москвой и Киевом, несмотря на любовное в последнее время воркование лидеров России и Украины, разразился новый политический скандал. В ночь с 22 на 23 июля российские пограничники отказали во въезде в страну Василию Овсиенко, позиционирующему себя как правозащитника.

Несмотря на то, что в этот день должны были состояться похороны одного из самых уважаемых на Украине бывших диссидентов, житомирского писателя Евгения Концевича, и Овсиенко там ждали, член Харьковской правозащитной группы все же сделал выбор в пользу поездки в деревню Кучино Пермской области в музей истории политических репрессий и тоталитаризма, который в 1995 г. открылся в помещении прежней советской колонии. Именно здесь десятилетия назад Василий Овсиенко отбывал заключение, как пишет пресса, «по политическим мотивам».

Имидж героя и борца с тоталитарной системой, который за последние 20 лет на Украине и в международных правозащитных организациях приобрел Василий Овсиенко, выступая с публикациями и интервью, придал этому случаю особый резонанс. За него вступились министр иностранных дел Украины Константин Грищенко и посол страны в России Владимир Ельченко. Они объяснили российским дипломатам, «что такое хорошо и что такое плохо», потребовав от них разъяснений.

Ситуация для России усугублялась еще и тем, что 9 июля с.г., рассыпаясь во взаимных комплиментах и клятвах в братской любви, руководители двух стран объявили гражданам, что с практикой «черных списков» будет покончено. Но, видимо, директива на этот счет президента Дмитрия Медведева к моменту въезда Овсиенко на территорию РФ еще не достигла умов российских пограничников. Поэтому, скрепя сердце, Москве пришлось признать свою оплошность. Как заявил публично пресс-секретарь МИДа Украины Александр Дикусаров, «исполняющий обязанности министра иностранных дел России проинформировал о принятых мерах с целью недопущения повторения подобных инцидентов в будущем и подтвердил решение президента Российской Федерации об отказе в украинско-российских отношениях на основе взаимности от практики применения так называемых «черных» списков». Замечу, об этом заявил не сам российский МИД, а пресс-секретарь украинского посольства в Москве.

Этот инцидент стал одним из немногих в украинской внешней политике, когда страна быстро и адекватно выступила в защиту своего гражданина. И это, конечно, правильно – кем бы этот гражданин ни был: правозащитником или дворником. Однако в потоках однотипных сообщений на лентах агентств о рудименте прошлого никто так и не написал ничего о деятельности самого Василия Овсиенко, из-за которой он несколько десятилетий назад и оказался в политлагере. Это мне кажется важным, попробую заполнить исторический пробел.

С героем международного скандала я познакомилась в начале 1989 г., когда проходили горбачевские выборы в народные депутаты СССР, куда меня, беспартийную журналистку житомирской газеты, выдвинули самые большие трудовые коллективы предприятий города и вузов. Тогда Василий, проживающий в Житомирской области, рассказывал, что отсидел срок в пермских лагерях из-за антисоветской деятельности. Это вызывало и сочувствие, и уважение. Неудивительно было, что он в начале горбачевских перемен разделял демократические идеи первого мощного на Украине, оппозиционного правящей КПСС житомирского регионального движения Гражданский фронт содействия перестройке. (Ни Руха, ни отделения Украинского Хельсинкского Союза тогда не только в Житомире, но и во всей Украине не существовало. Не говоря уже о каком-то массовом всеукраинском национально-освободительном движении за независимость. Это сегодня все оголтелые маргиналы советской Ленинианы промывают мозги украинской молодежи, как они бесстрашно боролись за суверенитет неньки-Украины, безудержно награждая при этом друг друга орденами и званиями.)

Однако, как оказалось, одно дело – рассказывать на кухне о своей любви к тризубу, жовто-блакитному прапору (флагу), вышиванкам и шароварам, и совсем другое – выступить публично, с открытым забралом в пику даже не всей мощной Системе, а хотя бы отдельно взятому обкому коммунистической партии. Такой лакмусовой бумажкой в марте 1990 г. для бывшего политзаключенного Василия Овсиенко, ставшего к тому времени членом микроскопической местной организации Руха и главой такого же отделения УХС, оказались первые свободные выборы народных депутатов УССР.

В то время Гражданский фронт, в который входили десятки тысяч людей, вступил в полосу жесткого противостояния с местной властью во главе с первым секретарем Житомирского обкома КПУ Владимиром Федоровым, присланным прямо из ЦК КПСС взамен Василия Кавуна, которого «сняли» своими многотысячными митингами протеста житомиряне. (Об этом явлении писала тогда не только всесоюзная, но и зарубежная пресса.) Обком и его присные из местной газеты «Радянська Житомирщина», понимая, что они проигрывают выборы «экстремистам» и «амбициозным личностям», закатили настоящую истерику по всей области, запугивая народ, что «лидеры Гражданского фронта хотят развязать кровавую бойню по образцу закавказского варианта». (Тогда как раз шло противостояние на Кавказе в связи с проблемой Карабаха, которая не имела к нам никакого отношения.)

Ничего удивительного для нас в таком поведении слабеющего зверя – КПСС – не было. Поразило другое: вкупе с коммунистами против антикоммунистического Гражданского фронта неожиданно выступили местные руховцы и члены отделения УХС, подав заявку о проведении совместного с обкомом партии митинга. От партаппарата мы ожидали всего, что угодно, но от Руха и УХС?! Это был нож в спину по самую рукоятку.

Тогда, учитывая все обстоятельства, Гражданский фронт провел свой несанкционированный митинг, на котором десятки тысяч людей одобрили резолюцию с требованием упразднения компартийной власти и передачи ее народу. Казалось бы, сам Бог велел руховцам и ухаэсовцам поддержать Фронт. Однако, к изумлению избирателей, все больше проваливаясь в компартийное болото, с позорным заявлением от Народного Руха на совместном с обкомом митинге выступил глава житомирского отделения УХС «узник совести» Василий Овсиенко: «В связи с заявлением Гражданского фронта мы, кандидаты в депутаты от Народного руха, объявляем о своем отмежевании от этого заявления. ... Это похоже на провокацию. ...Мы призываем граждан не принимать участия в предложенной фронтом акции». Эти слова Овсиенко многих тогда повергли в шок: ореол «героя и мученика ГУЛАГа» никак не вязался с его трусливым заявлением. Зато каким оно стало подарком для партократов! Обком партии немедленно изготовил листовку и заклеил ею все заборы.

Предательское поведение узника ГУЛАГа Василия Овсиенко, приклеившего, к тому же, Гражданскому фронту ярлык провокаторов, долгое время не давало мне покоя: ну, не мог в моем представлении человек, прошедший через лагеря, «сдать» нас в самое трудное время, когда партократура готова была удушить наш Фронт любой ценой. Позже я узнала горькие подробности истории диссидентства Василия Овсиенко, которые многое прояснили мне в том его поведении. Оказалось, когда в годы идеологического мракобесия Василий Овсиенко был арестован (уже после окончания филфака Киевского университета, в 1973 г.) за распространение антисоветского самиздата, он «сдал» следователям КГБ не менее десятка своих друзей и коллег, которым давал его читать. (В частности, запрещенную работу Ивана Дзюбы «Интернационализм или русификация?».)

Из-за той «сдачи» часами допрашивали, а затем исключили из Киевского университета Ивана Гайдука, Иосифа Крука, Михаила Якубовского, Фаину Форкун. Жестко преследовали этнографа Василия Скуратовского, Петра Ромко, Николая Глущенко, Юрия Скачко, Иосифа Федаса, выгнали с работы преподавателя английского языка на филфаке Феодосия Слюсаренко. А на суде, окончательно сломавшись, Овсиенко три часа публично каялся в своих «грехах».

Как вспоминает бывший диссидент Михаил Якубовский, «в 1974 году, через некоторое время после ареста Василия Овсиенко, на комсомольском собрании курса меня исключили из комсомола за чтение труда Ивана Дзюбы». Дальнейшая судьба изгнанника была еще более драматична. «Курировал» меня, — говорит Михаил, — сотрудник Житомирского управления КГБ Борис Завальный. Несмотря на то, что я, скрыв свое изгнание из вуза, устроился на работу в житомирскую «Комсомольську зiрку», уже на следующий день, 6 мая 1974 г., редактор Дмитрий Панчук с криком уволил меня». А Житомирское облуправление КГБ нашло Якубовскому место в житомирской психбольнице. Три месяца его кололи сильнейшими нейролептиками, «лечили» электрошоком, привязывали к кровати, били по голове.

«Дальше, — рассказывает Михаил, — после некоторого перерыва я снова оказался с подачи журналиста газеты «Радянська Житомирщина» Алексея Кавуна в психушке – на сей раз в киевской «Павловке». Здесь от антисоветчины его «лечили» уже целый год – теми же методами. «Когда вышел из «Павловки», разбитый и опустошенный, обратился за помощью к известным людям, которые меня знали. Но все эти павлычки, драчи, олийныки – сначала открещивались от меня, посылая друг к другу, а потом и вовсе прятались…», — с горечью говорил мне Михаил. Сегодня, замечу, как и тогда, они при власти, только уже как герои «борьбы» за независимость Украины.

Это только одна из десятка человеческих драм, последовавших за «антисоветской деятельностью» Василия Овсиенко. Излагая эти факты, я вовсе не собираюсь ни упрекать его, ни обвинять (это могут делать жертвы то ли его малодушия, то ли осознанных действий). В конце концов, и святые могут споткнуться. И в том, что он стал жертвой Системы, нет никакого сомнения. Мораль этой драмы для всех ее участников и для общества заключается в другом. Отчего же, зная все это (и больше) про себя, Василий Овсиенко, выйдя из застенков ГУЛАГа, честно и откровенно не рассказал, не покаялся, а многие годы носил маску «героя» и «мученика», вводя, по сути, общество в заблуждение? И только после того, как СБ Украины (бывшее КГБ УССР) приняла решение о рассекречивании его дела, он, понимая, что эти факты все равно станут достоянием гласности, стал быстро в публикациях упреждать вопросы доверчивых граждан. Хотя ничто не мешало ему сделать это раньше — всесильного КГБ в Украине давным-давно уже нет.

После покаяния на суде перед властями в 1974 г. и перед отправкой после него по этапу Василий Овсиенко подписал «бумагу», предложенную властями. Но сказать о ее содержании прямо, как есть, до сих пор мужества ему так и не хватило. В мемуарной книге только и смог, что нервно заметить: что-то там такое я подписал, пусть, мол, кому интересно, разбираются сами. Возможно, именно страх обнародования органами КГБ УССР той «бумаги» и заставил в 1990 г. «антисоветчика» Василия Овсиенко и мало тогда осведомленных о деталях его борьбы соратников из местных Руха и УХС выступить против антикоммунистического Гражданского фронта, пойти на политическую случку с еще недобитым тоталитарным режимом. Правда, это помогло ему (режиму), как мертвому припарка, а две солидные организации – Рух и УХС — житомирские коллаборационисты в глазах избирателей покрыли тогда позором навсегда». Все, конец статьи.

P.S. И пишет это, повторяю, одна их последних «икон» правозащитного движения Алла Ярошинская. Вот что пишет о ней «Википедия»: кандидат философских наук, политик и беллетрист. Народный депутат СССР горбачевского созыва, бывший член Президентского Совета во время правления Бориса Николаевича Ельцина. Лауреат Альтернативной Нобелевской премии «The Right Livelihood Award Foundation» (1992, Швеция). Окончила Киевский государственный университет, факультет журналистики, аспирантуру и докторантуру российской Академии государственного управления при Президенте РФ. Защитила диссертацию по философии ядерной безопасности. Владеет русским, украинским, английским и итальянским языками. В печати с 1971 г. Ее статьи публиковались и публикуются в самых престижных газетах и журналах страны и мира, включая «Известия», «Литературную газету», «Комсомольскую правду», «Московские новости», «Независимую газету», «Новую газету», The Newsweek, The New York Times и т. д. Награждалась престижными творческими и общественными премиями, в том числе указанной выше альтернативной Нобелевской «За жизнь, достойную человека» (Швеция), «Золотое перо» (Украина), «Посол мира» (США), «100 героинь XX века» (США) и многими другими. По ее монографиям защищены диссертации (в том числе за рубежом), её имя включено в национальные и международные справочники, она стала героиней документальных фильмов, книг и статей. С 1989 по 1992 год была народным депутатом СССР, работала в Министерстве печати РФ, в Федеральном информационном центре при Президенте РФ, в Президентском Совете Бориса Ельцина. В составе официальной делегации России работала в подготовительных комитетах и на Конференции ООН по пролонгации Договора о нераспространении ядерного оружия (1995). Ярошинская является также автором и соавтором более двадцати книг и монографий о свободе слова, правах человека, ядерной экологии и ядерной безопасности, которые вышли на многих языках.

P.P.S. А я всегда восхищался диссидентами, так как ненавидел СССР за попытки его служивых «нукеров» всех подмять, выровнять до уровня винтиков и шпунтиков, унифицировать одежду, мысли, поступки. И мне в жизни повезло: работая на ТВ, я делал фильм о Владимире Константиновиче Буковском. Так вот он, отвечая на вопрос «Кто такой диссидент?» ответил: «Не знаю. Но точно знаю, что если мы будем идти, даже гуляя, и кто-то крикнет «Направо!». Я автоматически прыгну налево…».

Чувствуете разницу, уважаемые? Каськив налево не прыгнет. Там не платят и не кормят…

Владимир Скачко

   

Украина: управляемый хаос

Украина: управляемый хаос В 2010 год Украина может войти с хаосом под ручку. А все потому, что всем без исключения политикам, которые будут баллотироваться на пост Президента, их политтехнологам, которые будут создавать искусственное напряжение, и даже чиновникам, которые будут в это время очень оперативно воровать, выгоден хаос. Желательно контролируемый.



Новости Украины, события в мире

Вакцина КаКа: Принуждение к здоровью

Со дня смерти Антона Тищенко прошло больше полугода. За это время было расследовано уголовное дело, состоялись десятки пресс-конференций, опубликованы сотни статей и заметок. Все это время тысячи врачей по всей Украине считали и пересчитывали драгоценную индийскую вакцину и ежедневно отчитывались о ее сохранности – даже в тех местах, где она не хранилась.



Новости Украины, события в мире

Воскресение России и об антихристе как одном из будущих российских царей

justify;text-indent:35.45pt;line-height:150%"> Сейчас, когда сформировалась критическая масса людей, признающих, что мы живем во время Апокалипсиса, можно, не боясь тотального недоумения читателей, позволить себе проанализировать ожидающую нас ситуацию.



Новости Украины, события в мире

Тимошенко, Ехануров, армия: денежный вопросе

У министра обороны Украины Юрия Еханурова армейские дела не задались практически с момента назначения на высокопоставленную должность. Камнем преткновения стал денежный вопрос. Как бы не пытался Юрий Иванович выбить из правительства побольше финансов для украинской «рати», в копилке армии так и не зазвенело то количество «медяков», которое ей причитается. Прижимистость Кабмина можно объяснить по разному: кризис на дворе, да и сам Ехануров не того политического окраса, которому симпатизирует




© НОВОСТИ УКРАИНЫ, СОБЫТИЯ В МИРЕ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ГОСТЕВАЯ КНИГА