НОВОСТИ УКРАИНЫ
       СОБЫТИЯ В МИРЕ

Новости Украины, события в мире

Украина: вакцина от гриппа

Украина: вакцина от гриппа

Занюханная поликлиника где-то на киевской Борщаговке. Для проведения мероприятия элита нации избрала ее с учетом необходимости быть ближе к народу в предвыборный период. Народ, правда, из соображений безопасности отсутствует как в самой поликлинике, так и в радиусе четырех кварталов вокруг. Впрочем, пробок на дорогах практически нет: вся страна сгрудилась у телевизоров, в прямом эфире наблюдая за происходящим в VIP-манипуляционной, под которую медперсонал поликлиники в спешном порядке приспособил бывший «красный уголок» учреждения.

По негласной просьбе пиар-служб кандидатов ремонт в «красном уголке» не делали: телекамеры крупным планом выхватывают олбупившуюся нитрокраску на стенах, постреливающие искрами лампы дневного света, засохший недоеденный пирожок с капустой, лежащий на голове грязного бюста Ленина.

У окна комнаты расположена нехитрая мебель: массивный стол, медицинский шкаф, манипуляционная кушетка, застеленная пыльной клеенкой. С двух сторон помещения у стен стоят жесткие деревянные банкетки, на которых в ожидании процедуры сидят кандидаты. Журналисты и телеоператоры, расположившиеся у входных дверей, ловят каждое их движение.

По просторному проходу в центре «красного уголка» блуждает нардеп Инна Богословская. Она одета в длинный черный балахон в стиле «ку-клукс-клан» из мешковины с прямоугольными прорезями для глаз. На шее депутата висит фанерная табличка с надписью: «ЛЕГОЧНАЯ ЧУМА. ВЫ ВСЕ УМРЕТЕ». Богословская зловеще звонит в колокольчик и бормочет что-то себе под нос. Подкравшийся сзади с диктофоном журналист Мустафа Найем прислушивается, заметно бледнеет и поспешно возвращается в пул, шепча: «Шайтан, шайтан!». Журналистка Соня Кошкина успокаивающе гладит его по смуглой лысине.

В дальнем углу помещения, отдельно от всех, сидит, грозно насупившись, депутат Анатолий Гриценко в камуфляже натовского образца. На его шее тоже висит табличка, на ней написано: «Подайте диктатору на выборы кто сколько сможет. Я полковник, я в танке горел». На коленях кандидата лежит перевернутый берет аэромобильных войск. Он, как и следовало ожидать, пуст, разве что Виктор Янукович, входя в манипуляционную, пожалел диктатора и бросил ему в берет наполовину использованную сосательную конфетку «Смоктуновский» производства фабрики «Конти». Гордый Гриценко пытался выбросить вонючую зеленую карамельку, но она прилипла намертво.

В медицинском шкафу, стоя на карачках, с грохотом роется министр внутренних дел Юрий Луценко. Время от времени он чихает от пыли и невнятно ругается. Сбоку за столом пристроился депутат Арсений Яценюк в вышиванке. Он разложил на столе боевой листок «Фронта перемен» и режет на нем сало кубиками. Его явственно тошнит, но перед объективами телекамер Арсений изо всех сил делает вид, что при виде сала и чеснока у него, как и у всякого этнического украинца, обильно текут слюнки.

С другой стороны стола величественно позирует фотографам Юлия Тимошенко. В ее руках – пачка листов стандартного формата, изрисованных графиками, формулами и прочими диаграммами, явно свидетельствующими о том, что эпидемия в стране стараниями премьера идет на спад. Глава правительства внимательно изучает выкладки, от усердия шевеля губами. Мустафа Найем присматривается и умело читает по губам: «Уважаемый господин Стросс-Кан… Нет, не так. Дорогой Доминик! Вот! Дорогой Доминик, пойми, что без четвертого транша мне просто звиздец!»… Мустафа поспешно отводит глаза. Соня Кошкина заботливо вытирает ему лоб пахучим платочком.

Каждое движение Тимошенко контролирует сидящая рядом глава Секретариата Президента Вера Ульянченко. Губы ее строго поджаты, в руках хрустят четки в форме женской косы. По правую руку от Веры Ивановны сидит Президент Виктор Ющенко. Глава государства занят внимательным просмотром какого-то подкаста на «iPod Touch» последней модели, на задней крышке которого Мустафа Найем с помощью электронного зума фотоаппарата отчетливо различает надпись: «For my everhungry morning macho in honour of Holodomor Remembrance Day. Love, Katherine-Clair». Мустафа озадаченно шепчет на ухо Соне Кошкиной: «Не знаешь, что такое «Еverhungry morning macho»? «Ненасытный утренний мачо или что-то в этом роде», – краснея, переводит Соня. «Шайтан!» – восхищенно шепчет Мустафа.

Из наушников-таблеток, воткнутых в уши Президента, на всю манипуляционную слышны звуки песни «Разом нас багато» и крики: «Ю-щен-ко! Ю-щен-ко!». Глава государства беззвучно плачет.

Рядом, не обращая на страдания Гаранта никакого внимания, сосредоточенно играют в шахматы коммунист Петр Симоненко и спикер Верховной Рады Владимир Литвин. Они сидят в живописных интеллектуальных позах, но Мустафа Найем, присмотревшись к доске, быстро понимает, что оба работают на публику: Литвин еще несколько ходов назад случайно поставил Симоненко детский мат, но тот ничего не заметил и упрямо ведет в ферзи сразу четыре пешки.

Виктор Янукович держится перед телекамерами наиболее естественно: он, высунув язык от усердия, вырезает на банкетке с помощью заточки, сделанной из космического сплава и украшенной бриллиантами (подарок крымской организации Партии регионов), надпись: «Твоя думка врахована. Проблема буде вирішена. Україна – для людей. Віктор Яну...»

ЯНУКОВИЧ (толкая Симоненко локтем в бок): Слышь, Педро, подвинься, мне тут дописать надо, а ты мешаешь. Разъел булки, понимаешь…

СИМОНЕНКО (нервно): Виктор Федорович, не мешайте, я тут разыгрываю очень сложный турецкий гамбит.

ЯНУКОВИЧ (зловеще): Гомбит? Я тебе сейчас покажу, кто тут кого гомбит. (Незаметно, но сильно колет Симоненко заточкой в правую ягодицу).

Петр Николаевич, тонко вскрикнув, вскакивает с банкетки, но, заметив немедленно нацелившиеся на него телеобъективы, выдавливает из себя озабоченную улыбку и, как ни в чем не бывало, уверенным шагом подходит к бюсту Ленина. Пользуясь случаем, Янукович дописывает текст, ставит число и подпись.

СИМОНЕНКО (протирая бюст вождя галстуком): Вот, товарищи, до чего довел страну компрадорский режим буржуазных националистов… (Незаметно снимает с головы Ленина засохший пирожок и пытается засунуть его в карман).

МУСТАФА НАЙЕМ (бдительно): Петр Николаевич, вы зачем пирожок взяли?

СИМОНЕНКО (сурово): Пригодится. Народ голодает.

Внезапно в манипуляционной раздается грохот: это Луценко, пытаясь высунуть голову из шкафа, задевает полку, с которой падает и разбивается о пол большая пыльная ваза без цветов. Из-под осколков выбегает большой растерянный таракан. Симоненко от неожиданности глотает пирожок.

ЯНУКОВИЧ (раздраженно): Кто-то объяснит мне, что здесь делает этот позорный мент? Тут только кандидатам в Президенты прививки делают!

ЛИТВИН (наклоняясь к уху Лидера): Он здесь какие-то улики ищет. Больничное начальство, говорят, замешано в преступных схемах по трафику «Тамифлю»…

ЛУЦЕНКО (с радостным воплем): Есть! Нашел! Вот она, родимая! Я знал, я знал!!

В победно воздетой руке министра красуется узкая литровая банка, закрытая резиновой пробкой, с надписью «Спирт». Выхватив из шкафа стограммовую мензурку, Луценко усаживается за стол спиной к телекамерам, набулькивает мензурку до краев и, аппетитно крякнув, выпивает одним глотком.

ЛУЦЕНКО (счастливо): Эх, хорошо пошла! Сеня, дай сало… М-мм! (Закатывает глаза). Теперь по второй…

Яценюка выташнивает на подоконник.

ЛУЦЕНКО (глумливо): Ха, неженка! А еще в президенты собрался. Куда тебе до нашей Юли!

ТИМОШЕНКО (злобно шипя и косясь на камеры): Юра! Немедленно прекрати балаган!

ЛУЦЕНКО: Сейчас, Юля, сейчас. Еще капельку… (Поспешно хватает банку и начинает жадно пить из горлышка).

Тимошенко порывисто поднимается, сжав кулаки, но тут раздается стук в дверь, и в манипуляционную всовывается голова нардепа Виктора Уколова. На нем панама в цветочек и легкомысленные шорты, а в руках пакет с апельсинами.

УКОЛОВ (вежливо): Добрый день! Не подскажете, детское отделение на каком этаже?

БОГОСЛОВСКАЯ (из-под балахона): Вы спрашиваете у меня, на каком этаже детское отделение? А я спрашиваю у вас: вы хотите еще пять лет такой жизни?!

УКОЛОВ: А-а-аа!! (Убегает).

Богословская победно поворачивается к телекамерам и принимает грациозную позу. Тут выясняется, что в ее балахоне имеется длинный разрез, из которого на всю длину показывается нога нардепа, затянутая в чулок-сеточку.

СОНЯ КОШКИНА: Козырные чулочки! Где покупала?

БОГОСЛОВСКАЯ (самодовольно): В ЦУМе. Гм… (Опомнившись). Ты спрашиваешь меня, где я покупала чулочки?! А я спрашиваю: ты хочешь еще пять лет такой жизни?!!

СОНЯ КОШКИНА (томно оглаживая себя по бокам): Конечно хочу!

БОГОСЛОВСКАЯ: Тьфу! (Отворачивается).

ЛУЦЕНКО (сбивая локтем на пол пустую банку из-под спирта и пьяно улыбаясь): Сеня, ты такой смешной, когда морду грозную делаешь. Дай я тебя поцелую, мой маленький Берия.

ЯНУКОВИЧ (злобно): Чертовы педофилы, даже в больнице спасу от них нет… Эй, ты, жертва Майдана, долго нам еще тут сидеть? Где прививки?

ЮЩЕНКО (снимая наушники): Поки що немає акцепту. Я глибоко переконаний, що це унікальна амбіція української нації.

ЯНУКОВИЧ: Чего?!

ТИМОШЕНКО (с ядовитой улыбкой): Виктор Андреевич хотел сказать, что вакцина еще в пути, вот-вот подвезут.

УЛЬЯНЧЕНКО (поднимает палец): Нагадую, що вакцина закуплена на виконання доручення Президента України Ющенка Віктора Андрійовича. Я – за Ющенка!

Раздается стук в дверь.

ЯНУКОВИЧ (с облегчением): Ну наконец-то…

В манипуляционную, сладко улыбаясь, заходит народный депутат Валерий Коновалюк. В руках у него большая клетчатая сумка.

КОНОВАЛЮК: Добрый день! Я представитель канадской оптовой компании. Медицинские маски не желаете? Хорошие, китайские, только с самолета. Есть оксолиновая мазь производства «Лубныфарм». Маски по десять гривень, мазь по пятнадцать…

ЛИТВИН (заламывая руки): Люди добрі, що ж ми робимо?! Ні совісті ні сорому! Вже навіть депутатам Верховної Ради намагаємося маски продавати! На Поліссі... В далекому полісському селі... Мене народили мої батьки... А тут таке... (Плачет).

ЛУЦЕНКО (вскакивая из-за стола и пытаясь выстрелить в Коновалюка из мензурки): Стоять! Милиция! Сумку на пол, ноги врозь!

ЯНУКОВИЧ (брезгливо): Тихо ты, пьянота. (Толкает Луценко растопыренной пятерней в лицо, тот падает под стол). Коновалюк, а ну иди сюда!

КОНОВАЛЮК (растерянно): О, здрасте, дорогой Виктор Федорович… А что это вы тут делаете? И все остальные? Ой, мамочки!..

ЯНУКОВИЧ (свирепея): Я сказал, сюда иди!

КОНОВАЛЮК (шустро выскакивая за дверь): До свидания, извините за беспокойство!

ЯНУКОВИЧ: Стой, гад! (Хватает стул, на котором перед этим сидел Луценко, и изо всех сил швыряет его вслед убегающему депутату). Все, Валера, ты покойник!.. (Оглядывается на телекамеры). В смысле, уволен…

ЯЦЕНЮК (ехидно): Что-то я не пойму, откуда вы его увольняете, Виктор Федорович?

ЯНУКОВИЧ (угрюмо): А вы на заседания парламента почаще ходите, Сеня. Он у меня в теневом правительстве работает главой государственной службы экспортного контроля. И ведь я ж сам его с Бахтеевой отправил самолет с китайскими масками встречать – думал, дам парню проявить себя…

ЛИТВИН (сморкаясь в вышитый рушник): Ну и как, проявил?

ЯНУКОВИЧ: А то. За один день, говорит, двадцать ящиков с масками раздал людям, еще и оксолиновую мазь просил, крохобор…

В манипуляционной громко раздается рингтон: «Мерзлый лед на щеках блестит. Это след от мужских оби-и-ид…»

ТИМОШЕНКО (берет трубку): Алё… Да, Богданчик, могу, могу. Ага, спасибо, сейчас выхожу, камеры приготовь… (Сбрасывает звонок и встает) Извините, дорогие мои, я вас ненадолго покину…

УЛЬЯНЧЕНКО (подозрительно): Куда это вы, Юлия Владимировна?

ТИМОШЕНКО (невинно улыбаясь): Да так, я на минутку… В туалет выскочу и назад.

УЛЬЯНЧЕНКО (сурово): Я вас проведу.

ТИМОШЕНКО: Да нет, право, не стоит. Я знаю, куда идти.

УЛЬЯНЧЕНКО: Ничего вы не знаете, дилетантка! Бомж! (Встает и берет Тимошенко под руку). Никуда без меня вы не пойдете! Крапка!

ТИМОШЕНКО (едва сдерживаясь): Юрий Витальевич, займите Веру Ивановну приятной светской беседой.

ЛУЦЕНКО (вылезая из-под стола и щипая Ульянченко за лодыжку): Вера Ивановна, третьей будете?

УЛЬЯНЧЕНКО (удивленно): А кто второй?

Пользуясь случаем, Тимошенко быстро выскакивает за дверь. Вера Ивановна, выругавшись, устремляется следом. Симоненко пытается подставить ей ножку, но вовремя сориентировавшаяся Богословская толкает на него бюст Ленина. Оба вождя падают на пол в обнимку.

ГРИЦЕНКО (злобно): Какие ж вы все мелкие, ничтожные личности. Я объявляю войну этой вонючей стране!

В манипуляционную заглядывает улыбающийся до ушей главврач поликлиники.

ГЛАВВРАЧ: Уважаемые господа, рад вам сообщить, что вакцина уже прибыла. Сейчас ее доставят, и будем вам делать приви-ивочки, хе-хе!

ГРИЦЕНКО (мрачно): Послушайте, доктор, вы хотите сменить эту прогнившую, коррумпированную власть?

ГЛАВВРАЧ (воровато оглядываясь): Очень хочу.

ГРИЦЕНКО (с нажимом): Дайте денег. Мне, конечно, ничего не светит, но я отчитаюсь за каждую потраченную копейку!

ГЛАВВРАЧ (заметно поскучнев): Вы знаете, я бы рад, но у меня бумажник в кабинете остался…

ГРИЦЕНКО (заинтересованно): А сколько у вас там?

ГЛАВВРАЧ: Три рубля.

ГРИЦЕНКО: Несите! Я отчитаюсь, честное слово!

Главврач с облегчением уходит. Тем временем из-за дверей слышится нарастающий шум – женский визг, матерные ругательства, звуки ударов, скрежет ногтей по лицам и пр. Через несколько мгновений дверь с треском открывается, и в манипуляционную вваливаются вцепившиеся друг дружке в волосы Тимошенко и Вера Ивановна, толкая перед собой большой картонный ящик. Дамы падают рядом с ним, продолжая драку.

ТИМОШЕНКО (орет фальцетом): Отвали от меня, старая кошелка! Это я! Это я достала! Благодаря своим международным связям!

УЛЬЯНЧЕНКО (орет басом): Врешь, сука! Эта вакцина появилась благодаря распоряжению Президента Виктора Андреевича Ющенко! Я – за Ющенко!

ЯНУКОВИЧ: Тихо, бабы. (Брезгливо расталкивает дерущихся женщин ногами). Кончайте уже, а то ампулы поразбиваете.

Тимошенко и Ульянченко, тяжело дыша и обмениваясь ненавидящими взглядами, расходятся по разным углам помещения. Внимание всех присутствующих концентрируется на ящике, доставленном премьером и главой Секретариата. На ящике написано: «Вокцина от грипа. Помагает от птичего, свинного, белого грипа и грипа-сыроежко. Горантия качиства. Изгатовлено фирмой «Зимлиройные машыны», Бамбей, Индия. Афициальный дистребьютор – ООО «Губски-Флюкорпорейтед», Кипр».

ЯНУКОВИЧ (с одобрительной улыбкой): Ну, как говорят, складно написано. Давайте, что ли, колоться.

ЯЦЕНЮК (ломким голосом): А где медсестра? Кто колоть-то будет?

БОГОСЛОВСКАЯ (грубо): Медбрат Уколов, га-га-га!

ТИМОШЕНКО (мстительно): Не мечтай, старуха, ты не в его вкусе… Хочу вам сказать, дорогие мои, что делать прививки вам буду я. В целях безопасности наша охрана удалила из поликлиники весь медицинский персонал.

ГРИЦЕНКО (тревожно): А главврач?

ТИМОШЕНКО: Он сам удрал только что. Бежал как ошпаренный. Вы у него, Анатолий Степанович, случаем, ничего не просили?

ГРИЦЕНКО (сплевывая сквозь зубы): Вот гад!

Тимошенко заходит за шкаф и неторопливо переодевается там в короткий белый халат. Телекамеры и фотоаппараты трещат от напряжения. Луценко подглядывает из-под стола.

ТИМОШЕНКО (тяжело качая бедрами, подходит к кушетке): Ну что, кто там первый?

УЛЬЯНЧЕНКО (звонко): Глава Украинской державы, Президент Виктор Андреевич Ющенко! (Разворачивает президентский штандарт).

Ющенко с отеческой улыбкой машет рукой в камеру, неторопливо подходит к Тимошенко и, развернувшись к ней задом, решительно спускает штаны.

ТИМОШЕНКО (краснея): Виктор Андреевич, прививка от гриппа делается не в ягодицу, а в плечо.

ЮЩЕНКО (с довольной улыбкой): Невже ви думаєте, що я цього не знаю?.. Це я таким чином просто хотів показати вам, яким боком до вас повернуться інвестори, якщо ви будете вести таку популістську політику. (Натягивает штаны обратно и поворачивается к журналистам): Тільки ви про це не пишіть, добре?

ТИМОШЕНКО (ядовито): Да, Виктор Андреевич, ничего более отвратительного я еще не видела. А видела я, поверьте мне, немало.

УЛЬЯНЧЕНКО (с жаром): Как вы смеете, популистка! Да это самое прекрасное зрелище, которое вы вообще могли наблюдать когда-либо в своей беспутной жизни! Хотя, конечно, говорят, вы в молодости порнуху людям крутили по видеосалонам…

ЛИТВИН: Люди добрі, що ж ми робимо? Вже дупи прищаві почали один одному показувати!..

СОНЯ КОШКИНА (весело): А вы заметили, да? Расскажете мне потом, хорошо?

Наконец Виктор Ющенко оголяет свое плечо и, победоносно улыбаясь, подставляет его премьер-министру. Тимошенко с наслаждением вонзает иглу шприца во всю длину.

ТИМОШЕНКО (с притворным сочувствием): Ну что, Виктор Андреевич, не больно?

ЮЩЕНКО (гордо): Я переніс двадцять шість операцій! Я економіст, я входжу до першої п’ятірки банкірів світу! Мені ніколи не больно!

ТИМОШЕНКО (изо всех сил вращая иглой в плече Президента): А так?

ЮЩЕНКО: ААААА! (теряет сознание).

ТИМОШЕНКО (удовлетворенно): Ну вот, так бы сразу и…

СИМОНЕНКО (обличающее): Так ему и надо, нацистскому выродку! Давайте, Виктор Федорович, вы следующий.

ЯНУКОВИЧ (опустив глаза): Не буду.

ТИМОШЕНКО (весело): Что, страшно, Проффесор? Женщину испугались, ха-ха?

ЯНУКОВИЧ (угрюмо): Не испугался я. Просто рубашку снимать не хочу. У меня там это… Ну… В общем, картинки разные нарисованы.

ТИМОШЕНКО (вежливо): Вы хотели сказать, «наколоты», да?

ЯНУКОВИЧ: Ну…

БОГОСЛОВСКАЯ: Да ладно вам, Виктор Федорович, ничего особенного там у вас и нет. Русалка подмышкой вообще очень красивая. А религиозная тематика как широко представлена!

ЯНУКОВИЧ: Короче, Юлька, ширяй сквозь рубашку… ААААААААА!

ТИМОШЕНКО (невозмутимо): Следующий.

ЛУЦЕНКО (глупо улыбаясь): Пива никто не хочет? Если нет, то я, пожалуй, пойду. (Уходит).

ЛИТВИН: Послушайте, Юлия Владимировна, а почему вы сами себе прививку не делаете?

ТИМОШЕНКО: А я народными средствами предохраняюсь. Вот! (Достает из кармана халата головку чеснока и с хрустом надкусывает ее, как яблоко).

Яценюка выташнивает на подоконник. Пользуясь временной беспомощностью кандидата, Тимошенко подскакивает сзади и сноровисто вонзает ему иглу в плечо. Яценюк, хрипя, сползает на пол.

…Через двадцать минут все кончено. Проштампованные «вокциной» кандидаты вернулись на банкетки и, тяжело дыша, сидят, облокотившись друг на друга, не в силах вымолвить ни слова. Даже диктатор Гриценко, наплевав на амбиции, подсаживается к Яценюку и по-братски обнимает его за плечи. Дольше всех держится Богословская, но через пару минут сдается и она: бросает колокольчик, стаскивает капюшон с пышущего жаром лица и, жадно хватая воздух широко открытым ртом, падает на пол, как подкошенная.

ГРИЦЕНКО (с горечью заглядывая в глаза Яценюку): Кажется, нам недолго осталось. Прости меня, Сеня. Прости за все.

ЯЦЕНЮК: Прощаю. И ты прости меня, Толик.

ГРИЦЕНКО (злобно): Бог простит.

ЯЦЕНЮК: Сам дурак.

БОГОСЛОВСКАЯ (клацая зубами): Послушайте, ребята, кажется, у меня жар…

ЛИТВИН (криво улыбаясь): А, наконец-то вы заметили, Инна Германовна. У нас тут уже у всех жар, кха-кха-кха-кха-кх-кх-кх… (Заходится удушающим кашлем). Кажется, Юлька нам какую-то дрянь вколола…

МУСТАФА НАЙЕМ (быстро натягивая марлевую повязку из сумки, забытой впопыхах нардепом Коновалюком): Владимир Михайлович, можете описать симптомы?

СОНЯ КОШКИНА: Доживете до вечера или уже чувствуете, что кирдык?

Литвин не отвечает, корчась в приступе кашля. Несколько минут спустя все кандидаты валяются на полу в самых что ни на есть живописных позах.

ЮЩЕНКО (глухо): Юля… Юля, дай «Таміфлю»… Усе прощу.

ТИМОШЕНКО (мстительно): А нету. Вот подписали бы мне миллиард на лекарства, тогда б, может, и дала, ха-ха-ха! Хотя, если хотите знать правду, то все равно б не дала. (Откусывает чеснок).

СИМОНЕНКО: Юля… Как же так… Мы ж с тобой вместе… Против компрадорской… кхе-кхе-кхе… буржуазии…

Тимошенко брезгливо пинает каблуком бренное тело старого вождя. В этот момент Вера Ульянченко подползает к Тимошенко сзади и из последних сил вонзает ей в бедро шприц с «вокциной».

УЛЬЯНЧЕНКО (торжествующе улыбаясь): Ну вот и все, Юля. До встречи в аду. (Теряет сознание).

ТИМОШЕНКО: Ах ты, старая… Кхе-кхе-кхе… (Падает на пол). Дорогие журналисты! Дорогие, любимые мои! Там в коридоре лежит аптечка, внутри нее упаковка «Тамифлю». Принесите, пожалуйста, только побыстрее. Не пожалеете, озолочу!

Журналисты, не шевелясь, некоторое время молча смотрят на нее. Затем зачехляют фото- и видеотехнику и также молча выходят наружу. Дружный кашель вип-пациентов становится все глуше, затем и вовсе стихает.

В манипуляционную снова возвращаются мир и покой.

Василий РЫБНИКОВ

   

Баленко, Введенский, Лабенский: корпоративный беспредел или сколько стоит свобода?

Баленко, Введенский, Лабенский: корпоративный беспредел или сколько стоит свобода? Все возвращается на круги своя. Милицейский произвол, о котором мы стали забывать, и который, как казалось, остался на заре становления Украины как государства независимого, вновь расцвел пышным цветом. Эта история начиналась как тривиальный корпоративный конфликт и, поначалу, к



Новости Украины, события в мире

АНАЛИТИЧЕСКАЯ КАРТИНА ДНЯ 5 мая 2008 года  

justify;text-indent:35.45pt;line-height:normal"> Праздничное время абсолютного затишья в украинском политикуме благополучно миновало. Правда, понедельник пока не сравнился по напряжению с днями, предшествовавшими праздничным, однако, произошедшие события вполне подтвердили наметившиеся ранее тенденции.



ВЫБОРЫ: «СИЛЬНЫЕ», «НАРОДНЫЕ», НИКАКИЕ...

ВЫБОРЫ: «СИЛЬНЫЕ», «НАРОДНЫЕ», НИКАКИЕ... Окончательные результаты прошедших выборов еще не оглашены, однако с основными лузерами уже все ясно. В этот печальный список попали партии Владимира Литвина, Сергея Тигипко и, разумеется, Виктора Ющенко.



Виктор Ющенко: эти руки ни на что не способны

Виктор Ющенко: эти руки ни на что не способны Подводя итоги своей программы «10 шагов навстречу людям», Виктор Ющенко сделал 11-й шаг: решил потихоньку свалить от людей в целом, и из своей полумертвой партии – в частности.




© НОВОСТИ УКРАИНЫ, СОБЫТИЯ В МИРЕ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ГОСТЕВАЯ КНИГА