НОВОСТИ УКРАИНЫ
       СОБЫТИЯ В МИРЕ

Новости Украины, события в мире

Тимошенко: Да наплевать мне на этот рейтинг!

Интервью премьер-министра Юлии Тимошенко «5 каналу» в программе «Время со Святославом Целогком».

Юлия Тимошенко


- Широкая коалиция между Блоком Тимошенко и Партией регионов не сложилась. Президент Ющенко, выступая во вторник на последней пресс-конференции, даже заявил, что это, цитирую: «победа демократии». Является ли разрушение договоренностей между вашими двумя политическими силами поражением Блока Тимошенко?

- Прежде всего, я хочу категорически опровергнуть эти утверждения, что это объединение БЮТ с Партией регионов. Дело в том, что я всегда стараюсь действовать так, как, во-первых, ждут люди, а во-вторых, как это нужно стране.

И поэтому объединение было не между двумя политическими силами, а объединение было всех политических сил в парламенте.

И могу утверждать, что все социологические опросы и интерактивные опросы, которые проводились за последнее время, они говорили о том, что люди стремятся к прекращению политических войн, прекращению противостояний фракций и политиков, лидеров и политических сил, что люди стремятся, чтобы политики объединились все вместе, без исключения вокруг интересов человека, а не вокруг своих противостояний и амбиций. Вот чего хотели люди.

А с другой стороны, я могу сказать, что стране нужно, необходимо: стране нужно сегодня выйти из кризиса не разрушенной, слабой, не с миллионами людей на улицах без работы, не с миллионами пенсионеров и людей, которые сегодня работают в бюджетной сфере, без заработных плат и пенсий, молодежь - без перспективы, предприятия - без заказов и без экспорта.

Вот я не хочу этого. И именно поэтому во всех странах мира, Украина не исключение, сегодня идут объединительные процессы всех политиков как перед войной. Как перед последним расстрелом власть, оппозиция, все ветви власти, все политики, которые враждовали сотнями лет партии (есть партии, которым по сотне лет уже в других странах мира), они все сегодня объединяются.

Объединяются ради того, чтобы поставить интересы страны и каждого человека, каждого гражданина, выше, чем свои личные, чем цвета флагов своих партийных, чем какие-то интересы, в том числе, которые разъединяло эти политические силы.

- Что же помешало вам объединиться?

- И я в том числе хочу утверждать, что примером для меня является Германия. Ангела Меркель - сильный политик Европы сегодня.

Она, первое, что сделала это, несмотря на вражду между различными политическими силами, которая велась испокон веков, она объединила власть и оппозицию, она сделала абсолютное большинство в парламенте, и они сегодня проходят кризис уверенно и надежно.

А у нас? Половина парламента, которая контролируется Партией регионов, заблокировала все антикризисные программы и антикризисные пакеты. С другой стороны остатки депутатов президента Ющенко начисто заблокировали любое голосование правительства и любые законы, которые нужны стране, в том числе и антикризисную программу.

Как следствие, каждый человек от этого раздора получает недовольство, раздражение и развал.

И потому: не разделение страны на двух, не объединение Партии регионов с БЮТ, не, как говорят некоторые политики, «дерибан страны на двоих» ... Я хочу это опровергнуть - это государственная позиция объединения всех политических сил. И так и было.

И команда Литвина согласилась, и значительная часть, умная и преданная, НУ-НС - все были вместе.

И то, что это не случилось, это, безусловно, очень непорядочно и очень нечестно поступил Янукович, который получился таким образом, переложив на кого-то ответственность, которую мы не несем из переговорного процесса ...

- А почему он вышел из переговоров? Приоткройте завесу.

- По сути дела, бросив всех, кто вел переговоры с ним, и таким образом, по сути дела, разрушил единственный шанс Украины завершить масштабную политическую войну и перейти к антикризисных реальных действий.

- В прессе была информация о том, что после звонков президента Ющенко он изменил свою позицию.

- Я думаю, Янукович вышел из переговорного процесса, есть три причины. Во-первых, я думаю, что на базе новых изменений в Конституцию, а действительно Конституцию нужно менять, мы об этом с вами дальше поговорим, я убеждена, но на базе изменений в Конституцию должны были быть четко разграничены полномочия между премьером, между президентом, между правительством и секретариатом президента.

И, безусловно, в этой Конституции вводились все инструменты и нового правосудия, и нового функционирования силовых структур Генпрокуратуры, и новое местное самоуправление с новыми полномочиями, многое.

Но в этой Конституции, которую мы предложили, это проект Конституции, который предложила наша политическая команда, там не было никаких преференций для любых кандидатов в президенты, которые бы давали ему гарантии на 100% стать президентом.

Я лично и наша команда ради единения вокруг преодоления кризиса и защиты страны, ради логичных и разумных изменений в Конституцию готовы были раз поступиться своими амбициями, в том числе, президентскими.

- Вы готовы были идти на президентские выборы?

- Еще раз говорю, я не один раз демонстрировала, что служение стране для меня выше, чем любые должности, чем любые самые высокие президентские амбиции. Я это продемонстрировала в 2004 году, когда единственно поддержала Ющенко и не пошла на избирательную кампанию, и сейчас я могу продемонстрировать то же самое ради Украины, и я хотела это делать.

Но, к сожалению, другая сторона настаивала на определенных гарантиях, что президент гарантированно будет от их команды. То есть, или выборы президента в парламенте, когда мы с этим не согласились, нам предложили ограничения возрастного ценза для президента на уровне 50 лет.

- Это очень важный момент, после того как вы выступили с телеобращением, Анна Герман, соратник Виктора Януковича, заявила, что в этот день вы сказали, что 5 июня Янукович выступил с этой инициативой о 50-летний цензе. Анна Герман в эфире «5 канала» отрицала это и сказала, что в этот день он был за границей.

- Он отъехал за границу сразу после нашего разговора. Мы с ним утром встретились, мы говорили с ним с глазу на глаз. Этот разговор был как раз о формате выборов президента и после нашего разговора он уехал, я не знаю куда, но он уехал в командировку.

Могу сказать, что я никогда не смогла бы согласиться, я ему это сразу сказала, на ограничение возраста президента. То есть с пятидесяти лет можно только баллотироваться.

Тогда нужно было еще указать, что и с возрастом не менее 180 сантиметров и весом не менее 100 килограммов, и обязательно тот, кто родился в Енакиево и без косы. Понимаете, так нельзя строить Конституцию, и так нельзя строить переговорный процесс. Именно поэтому, я очень четко это сказала.

Поэтому я вижу 3 причины, почему Янукович отказался.

Первое. Он не увидел для себя гарантии президентства.

Во-вторых, я думаю, что его не устраивали условия, которые мы поставили относительно неприкосновенности государственной собственности, государственных ресурсов, государственных финансов. Потому что в проектах, которые мы согласовывали, были выписаны целые блоки, которые были посвящены прозрачному обращению с государственной собственностью и государственными финансами.

Получается так. И гарантированного президентства нет, и честно нужно с финансами и собственностью государства вести себя, и еще и кризис на себя принять вместе со мной.

Я думаю, что третья причина была - это просто страх перед тем, что нужно брать на себя ответственность сегодня за все кризисные направления работы. Нужно брать ответственность за непопулярные решения, нужно брать ответственность за то, что в кризис люди многим недовольны.

И этот страх и выбор, что лучше возложить на кого-либо ответственность, а самим пойти честными и пушистыми на выборы, мне кажется, все это разрушило переговорный процесс.

- Если вы были против возрастного ценза, против того, чтобы продолжать полномочия действующей Рады, о том, чтобы президента избирал парламент, чем вы прельстили Виктора Януковича? Потому что между вами нет доверия.

- Так и получилось, что у меня не хватило аргументов объединить всех политиков страны, потому что, как вы правильно посчитали, все это не устраивало.

- То есть, они это предлагали, а вы от этого отказывались.

- Вы сами, вот я не хочу сейчас выглядеть так, что кто-то оправдывается.

Но вы вот сами логически подумайте, если наша команда и я лично, мы откладывали в сторону президентские амбиции и при правильном распределении полномочий в Конституции выходили на исполнительную ветвь власти и отвечать за нее должны были, то скажите, пожалуйста, по президентства и президентским выборам, кто логично мог ставить требования, кто логично мог это предлагать?

Безусловно, те, кто заботились о президентской должности. Меня не интересовало, как будут дальше развиваться президентские выборы, потому что мы действительно делали для страны правильную Конституцию. И далее народ должен выбирать, который президент должен быть в стране.

И хочу сказать, что это не первый и не второй и не третий раз я говорю о том, что наша политическая команда и я лично, мы не стоим на позиции, что президент должен избираться в парламенте. И не один раз эта позиция разрушала любой переговорный процесс.

- Я хочу еще уточнить один момент. Поскольку в прессе появился проект Конституции, неофициальной Конституции, которую разрабатывали Блок Тимошенко и Партия регионов, как Вы говорите, и Блок Литвина, и другие политические силы, так вот Владимир Литвин, после того, как появился этот проект Конституции, сказал, что он аутентичный. То есть это тот проект, который ему передали на ознакомление. И там как раз был сохранен пункт об избрании президента в парламенте.

- Я могу сказать, что десятки проектов Конституции разной конфигурации, разной абсолютно содержательной части появлялись в тех или в других средствах массовой информации.

И детали имеют очень большое значение. Когда берется главная сущность изменений для Конституции, а затем к ним добавляется то, чем можно раздражать общество для провокации. И я могу точно утверждать, что вокруг ни одного варианта изменений в Конституцию компромисса не было.

И поэтому они не могли быть подписаны, они не могли быть официально направлены в Верховную Раду, то, собственно, они не родились. И не родились как раз, потому что разногласия были вокруг должности президента.

А что касается заявлений Владимира Михайловича Литвина. Знаете, я в политике уже столько всего переживала - разных заявлений, различных выпадов, различных толкований. Я сейчас нахожусь в одной коалиции с Литвиным, вы знаете это, и я не хочу комментировать, не хочу обострять отношения, не хочу конфронтации.

Я хочу просто, чтобы заявления каждого политика остались у него на сердце и совести. Я могу твердо сказать, что если был найден компромисс вокруг изменений в Конституцию, эти конституционные изменения были бы обнародованы, обязательно внесены в парламент.

Вы же понимаете, что без внесения в парламент, их принять невозможно. Как только Конституция вносится в парламент, он начинает публично и подробно обсуждаться всеми. И для того, чтобы разрушить этот процесс, просто наполнили и средства массовой информации и страну такими провокационными вариантами Конституции.

Это была целенаправленная работа, которая не допустила сделать то, что стране сегодня крайне необходимо.

И я хочу даже Вам задать сейчас вопрос, хотя я нарушает немножко тенденции, кто задает вопрос, кто отвечает ...

- ... Вот на Ваш взгляд просто, Конституцию нужно менять?

- Это понятно, абсолютно, что нужно менять, вопрос просто как или должно в этом участвовать общество. Поэтому у меня к вам есть вопросы. Не кажется ли Вам, что если бы открыто велись переговоры между, как вы говорите, четырьмя политическими силами, тогда и общество могло бы принять в этом участие, могло бы так же как-то реагировать на те положения, которые, если бы оно считало, неконституционными и незаконными?

- Во-первых, я благодарю вас за искренний ответ, что Конституцию обязательно менять надо. Я не могу смотреть на то, как после изменений в Конституцию в 2004 году, которые делались без нашего участия, под выборы нового президента, эта Конституция делает страну слабой и неспособной держать удар.

Государственная власть рассыпается на глазах. И держится она только, честно вам скажу сегодня, на моей воле и еще на способности работать. Иначе, все бы уже просто завалилось, потому что все ветви власти сегодня находятся в неопределенности и в хаосе. И поэтому Конституцию менять надо.

Теперь следующий пункт: как ее менять?

Менять ее можно только в одном случае, если в парламенте есть 300 голосов. Нет 300 голосов - нет никаких изменений в Конституцию. Тогда это просто пиар-кампания, а не реальная работа на результат.

Для того, чтобы внести Конституцию, нужно, чтобы ее подписали депутаты. А пока она не подписана, она не может быть обнародована. А подписывают депутаты, когда найден компромисс. Как они могут поставить свою подпись, когда они не согласны с содержанием?

Поэтому нужно сначала пройти процесс согласования между всеми сторонами, кто готов поставить подписи, потом эта Конституция вносится в парламент, голосуется, обсуждается после первого чтения.

Вы же помните, там три раза нужно голосовать в парламенте Конституцию. Первый раз 226, затем передается в Конституционный Суд. После того, Конституционный Суд возвращает, голосуется второй раз 226 - это на одной сессии.

А потом еще целое лето все общество могло обсуждать и дискутировать вокруг этой Конституции, и только в сентябре можно было бы ее голосовать окончательно. Поэтому нельзя принимать Конституцию без публичного обсуждения. Но обсуждать можно лишь то, что реально представлено в парламент.

- Может сейчас как раз общество имеет хороший шанс обсуждать до того, как стороны сели за круглый стол переговоров, и различные общественные инициативы могут выдвинуть свои предложения, и это позволит вам, как представителям различных политических сил, эти наработки собрать и тогда они не будут противоречить воле народа?

- Во-первых, обязательно нужно продолжить процесс изменений в Конституцию. Останавливаться нельзя. Смертельно опасно для страны оставить ту Конституцию, которая есть сегодня. Мы просто неспособны будем в мире не с кем конкурировать.

Мы неспособны будем любую позицию занять в мире и даже в своей собственной стране навести порядок. Потому что это Конституция хаоса. И когда я против этой Конституции голосовала, когда в нее вносились изменения, я четко это сказала - будет хаос. Так оно все и получилось. Поэтому продолжать изменения в Конституцию нужно.

Что для этого нужно делать? Сейчас тот вариант конституционных изменений, который предлагала наша политическая сила для переговоров, мы просто от одной нашей политической силы внесем в парламент.

В этой Конституции, которую мы подготовили, эти изменения, которые мы подготовили, там есть 10 важных позиций. Эти 10 важных позиций, они позарез нужны каждому человеку.

Первая позиция - это позиция реформирования правосудия.

Без этого - без суда, без честности суда, без неподкупности суда - незащищен каждый человек в государстве. Мы предлагаем ту модель, где каждый человек сможет защитить себя в судах. Как это сделать? Очень просто.

Во-первых, сам порядок избрания судей народом. На первом этапе - избрание судей народом - это первая инстанция судов, далее эта процедура также проводится без вмешательства политических сил. То есть так, как, например, проводятся некоторые процедуры в ООН, жеребьевкой.

Но при полной открытости процесса и при участии всех, кто может принять участие в этой процедуре.

- Позвольте вам задать вопрос после этого первого пункта.

-... И очень жесткие квалификационные требования к каждому судье.

- Вопрос. У нас у общества возникает очень много вопросов к качеству народных избранников, которые проходят в различных списках политических сил в парламент, о том, способны ли они принимать документы, или неспособны и так далее ... Как тогда будут происходить выборы судей, поскольку тот, кто имеет больше денег, соответственно тот, кто больше, как говорят в Украине, наколядовал, сможет лучше сделать свою избирательную кампанию и быть избранным?

- Прежде всего, я хочу напомнить вам общеизвестную цитату: демократия - штука не безупречная, но никто еще ничего лучше не придумал. Никто.

Так, выборы, возможно, они являются небезупречными, и выборы это тоже, могут иметь и злоупотребления, и отклонение от некой нормы, но лучше выбирать народом, чем назначать по политическим признакам, или коррумпировать и назначать за взятку.

А потом политические силы влияют на этих судей. Так я думаю, что гораздо лучше выбрать на первом этапе судей народом.

Но в то же время, вторая и третья инстанция формируются путем жеребьевки из той базы судей, кандидатов на судейских должностей, которые подали свои анкеты, которые подали свои резюме, прошли соответствующие испытания, потому что надо знать, что судья компетентен, и потом ни парламент, ставя задачу судьи и держа его на коротком поводке, выбирает судью, а судья избирается независимым образом.

Вот уже вторая и третья инстанция независимые ни от политиков, ни от одной ветви власти, ни корпоративная этика судейская, когда сам своих за свои, и не народом, т.е. жеребьевкой.

Такая практика существует в мировых организациях. И это очень хорошая практика, если процедура открытая, прозрачная, именно такая процедура там выписана.

А кроме того, очень серьезная новация, которая там вводится, это - специальное формирование дисциплинарных комиссий, которые сегодня есть. Но, к сожалению, они вновь формируются властью, и опять такие дисциплинарные комиссии зависят от власти, а не от закона, Конституции, правосудия, справедливости и так далее.

И эти дисциплинарные комиссии они будут совсем по-другому работать. То есть каждый человек, который чувствует, что ее права и справедливости в суде нарушаются, может обратиться к дисциплинарной комиссии по двум вопросам: или достаточно жесткое нарушение процедуры рассмотрения вопроса или это заведомо неправосудные решения суда.

И там не рассматриваются по существу дело, а вот только на эти два существенных рычаги они влияют или нарушена процедура, либо заведомо неправосудные решение принято. И дисциплинарная комиссия, которая также имеет три звена, может на судью накладывать весь спектр дисциплинарных взысканий.

- Когда, как вы думаете, этот проект Конституции, который БЮТ собирается подать в парламент, может рассматриваться - до президентских выборов или все-таки после?

- Я хочу еще одну важную деталь сказать, какая к правосудию имеет прямое отношение к реформам.

Мы заложили в этом проекте Конституции право каждого человека обращаться в суд за возбуждением уголовного дела против чиновника, который нагло нарушает закон, корумпуе или требует взятки, или делает еще какие-то серьезные нарушения прав человека и там, где есть состав преступления на первый взгляд, могут обращаться люди до суда, так как в других странах это есть.

Суд может возбуждать уголовное дело и затем передавать следственным органам для расследования.

Мы достаточно сильно расширяем полномочия людей, простых людей, которые сегодня нигде не могут найти себе защиты.

Кроме того, мы вводим еще одно звено, которое будет бороться с тем, что делает власть, потому что когда власть абсолютная, она абсолютно аморальная, и когда она бесконтрольна, то каждая власть делает то, что ей заблагорассудится.

И мы в этой Конституции предусмотрели очень сильные права оппозиции. Потому что сегодня, например, если какой чиновник занимается коррупцией, нарушает законы, разбазаривает государственную собственность, но и прокуратура, и этот чиновник из одной политической команды, как правило это бывает, то уже на этого чиновника управы нет.

Поэтому мы оппозиции парламентской там предоставляли право на базе Счетной палаты, которая назначается составом парламентской оппозиции, вести следствие, возбуждать уголовные дела против должностных лиц только, которые нарушают законы, Конституцию, занимающихся кражами государственного имущества или государственных финансов.

То есть не было бы уже никаких абсолютно защищенных лиц, в том числе, там и неприкосновенность снимается с депутатов, президентов, судей - из всех. Потому что все должны быть равны перед законом.

Я очень жалею, что эта Конституция, которая еще имеет огромные дополнительные права для местного самоуправления, потому что сегодня все в центре, на местах ничего нет - ни денег, ни власти ...

Еще очень большая реформа из системы силовых структур и многое-многое другое. И, безусловно, очень четкое разграничение полномочий между президентом, парламентом, правительством, и давала ясность и четкость, кто за что отвечает.

Мне очень жаль, что эта Конституция не принята из-за этой истерики, которая устроена отдельными политиками. Просто истерия, потому что они не в курсе, не в материале, и поэтому эта истерия разрушила этот процесс.

- То, что вы собираетесь вносить этот новый проект Конституции в парламент, когда, вы думаете, он будет реально рассмотрен, когда он может рассчитывать на 300 голосов, о которых вы говорите?

- Я думаю, что мы со следующего сессионной недели внесем Конституцию, эти изменения. Мы начнем рассказывать и популяризировать эту Конституцию, мы будем каждую позицию объяснять, и я надеюсь, что после президентских выборов мы сможем изменить Конституцию.

И еще скажем такие вещи. Я всегда говорила о том, что и президентская, и парламентская формы правления в мире очень сильны, если они правильно выстроены, если у них есть логика и если четко разграничены полномочия и ответственность.

Поэтому, захочет страна президентскую форму правления - нужно делать Конституцию с жесткой формой президентского правления, где нет премьер-министра.

- Как страна может захотеть? На референдуме?

- ... Я сейчас продолжу. Если парламентская форма правления - то тогда избирается всенародно премьер-министр вместе с большинством в парламенте и тогда либо нет президента, или еще там, у него такие полномочия, которые не влияют на процесс. Вот две формы, которые есть в мире.

Если вы помните, в 2007 году, когда мы шли на досрочные выборы, я лично и наша политическая сила, мы объявили референдум, чтобы люди выбрали, какую форму правления они хотят: либо президентскую или парламентскую.

И мы собрали 6 млн. подписей людей, а надо 3 млн., чтобы такой референдум провести. Но тогда президент Ющенко заблокировал проведение этого референдума, не дал его провести. А его надо проводить, потому что Украине нужно выбрать форму правления.

Я, например, поддерживаю как президентскую, так и парламентскую, главное, чтобы ясность была. Чего я точно не поддерживаю - это я не поддерживаю хаоса. Так называемая президентско-парламентская или парламентско-президентская, которая дает стране только неопределенность и абсолютную недееспособность как государственной власти.

- Когда этот референдум проводить, чтобы страна определилась?

- Я думаю, что я получу победу на президентских выборах и я сразу объявлю этот референдум, потому что у президента есть полномочия такой референдум объявить.

- Тогда очень интересно, потому что вы идете на президентские выборы. Если вы побеждайте, вы получаете полноту президентской власти, которая есть сейчас, и тогда, если население на референдуме захочет отнять у вас эти полномочия, то вы будете добровольно от них отказываться?

- Слушайте, я отказывалась один раз и второй ради страны готова была отказаться от баллотирования на президентскую должность. Причем зная, что шансы на победу просто определяющие и убедительны.

Сейчас, если я действительно буду избрана и люди скажут, что они хотят, например, президентскую форму правления, значит мы будем готовить сильную президентскую ветвь власти без премьер-министра, с полной ответственностью президента перед страной и так далее, и тому подобное.

Если люди после дискуссий захотят парламентскую форму правления, значит будем отказываться от полномочий. Я говорю это совершенно сознательно, потому что я не один раз жертвенно себя веду ради того, чтобы страна жила спокойно.

Я и дальше буду это делать. И не проблема отказаться от каких-либо полномочий. Проблема одна: как консолидировать 300 голосов в парламенте, когда все большие, когда все с амбициями, когда каждый со своим политическим флагом и своей идеологией.

Вот как объединить все это и как дать Украине качество и результат. Вот чем я занимаюсь.

- Еще один вопрос. Если вы не победите на президентских выборах, будет ли это воплощено?

- Ну, во-первых, я не сомневаюсь в победе и, я думаю, что мы сможем в этом с вами убедиться. И поэтому сейчас о другой вариант я говорить не хочу.

- Еще один вопрос. Я хочу так же обратить внимание вашего выступления. Во время выступления Вы говорили о том, что верите в то, что можно вернуться к переговорам и опять все-таки изменить Конституцию. Или ведутся дальше контакты между четырьмя политическими силами, чтобы все-таки возобновить переговоры?

- Нет, сейчас до президентских выборов, увы, увы, уже никаких переговоров не будет. Потому что президентские выборы - это не перемирие, это самый радикальный пик конфронтации.

- Это война?

- Президентские выборы - это в каждой стране, по сути дела, полномасштабное политическое противостояние. Я не могу сказать война, хотя в Украине это выглядит, как война.

И кто-нибудь задал себе вопрос, когда разрушали сейчас этот переговорный процесс, а что будет после президентских выборов? Вот это самое главное. Ну хорошо, кто бы не победил, так как вы задаете вопрос, Тимошенко победила или Янукович.

Кто бы ни победил, приходит в уничтоженный парламент. Хорошо, и это все на фоне кризиса. Неизвестно как это еще суды себя поведут. Например, 2004 год мы видели, что третий тур был выборов президентских. Или смирятся одни кандидаты с поражением, а вторые, смогут ли удержать победу.

Удержать уже объявленную победу. Вы же понимаете, что это будет мощное и серьезное противостояние.

Дальше пошел второй этап, кто стал президентом. Пришли в парламент, где ни у кого нет большинства. Возьмем радикальный вариант: отправили парламент на досрочные выборы.

Еще 8 месяцев борьбы без любых антикризисных действий - все ушли на войну. Вернулись, а в парламенте опять 30, 30, 30%, и опять ни у кого нет большинства, и новая волна войны. Вот в чем проблематика. Когда нужно это остановить.

И мне сейчас говорят: ну, вот что вы там пошли на объединение всех политиков, сделали для всех переговорный процесс, потеряли свой рейтинг. Да наплевать мне на этот рейтинг!

Если мне сейчас поставят на две весы: с одной стороны - сохранение, защита Украины от кризиса ... никто до конца не понимает, в каком состоянии находится страна, никто до конца не понимает, что приходится сейчас делать правительству, чтобы удержать экономическую стабильность, поэтому что все только разрушают - и президент, и оппозиция считают свою цель сделать чем хуже, тем лучше.

Вот если на одну сторону весов поставить сохранение страны, ее экономическую надежность, стабильность, защита человека от этих экономических ударов, а с другой стороны - мой рейтинг, то я сдам свой рейтинг. Пусть он у меня будет таким же нулем как у Ющенко, но защитить страну, дать результат людям - вот что главное.

И поэтому, когда передо мной возникла возможность объединить все политические силы парламента, я хотела на это пойти сознательно. И еще десяток раз пойду, потому что страна так дальше жить не может.

- Еще один вопрос. Почему тогда Блок Тимошенко, Партия регионов и другие политические силы, которые работали над конституционными изменениями, не наработали изменений экономических, и почему тогда в прессе не появлялись эти экономические программы по выходу из кризиса.

- Вы совершенно правильно задаете вопрос. Потому что одновременно, параллельно нарабатывалась согласованая, масштабная антикризисная программа. Она согласовывалась одновременно с изменениями в Конституцию.

И как раз и было это сущностью всех шагов, которые нужно совместно делать. И мы хотели вносить все эти документы - два одновременно. И мы бы их внесли, если бы не началась вся эта большая провокативная война.

Я иногда, вот сейчас, когда все это разрушено, я даже думаю о том, не сговорились Янукович и Ющенко между собой, чтобы втянуть меня в этот переговорный процесс, потому что они понимают, что для страны иного выхода нет.

И я, как человек, который сегодня несет ответственность перед людьми и перед будущим, как страна выйдет из кризиса, однозначно пошла на этот переговорный процесс.

Я думаю, может, они меня втянули сознательно, для того, чтобы дискредитировать, потом так грубо «кинуть», как говорят в среде Партии регионов. Может это было намеренно, такая программа спланирована.

Потому что то, что сделалось с абсолютно положительных и верных шагов, это говорит только о том, что это могло быть спланировано, рассчитано для такой мощной дискредитации.

Но я хочу просто сказать этим людям, обоим Викторам, что можно так обращаться с Тимошенко, возможно, у них такая мораль, такая совесть и уровень поведения, но нельзя так со страной обращаться. Вот я хотела подчеркнуть.

Текст предоставлен пресс-службой правительства.

   

Олесь БУЗИНА: Голодомор от 1933-го до 2009-го

Я никогда не стал бы писать эту статью, если бы не вал спекуляций на тему голода 33-го, который породил нынешний президент... Для меня Голодомор – это не повод для отмывания денег на очередной памятник и не тема для диссертации, которую очень удобно защищать в наши дни. Олесь БУЗИНА: Голодомор от 1933-го до 2009-го



Украинский протест

Украинский протест Противники Банковой отчаянно нуждались в Нем и безуспешно искали Его в течение многих месяцев, а Он нашелся сам. Он – это народ.



Новости Украины, события в мире

В каком направлении движется внешняя политика США?

Неолиберализм, господствоваший в американской внешней политике в десятилетие, предшествовавшее 11 сентября, обладал полным воодушевления и простым видением. Коммунизм и авторитаризм проиграли, поэтому свободные рынки и свободные выборы были ответом на все проблемы. Рыночная демократия, которую так удобно было распространять с помощью глобализации, должна была превратить мир в сообщество продуктивных, миролюбивых наций. Вместо этого, в последовавшие за развалом СССР годы мы столкнулись с



Ренат Кузьмин: Депутатов в деле педофилов проверять надо было скрыто

Ренат Кузьмин: Депутатов в деле педофилов проверять надо было скрыто Заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин полгода назад был у всех на слуху – в его компетенции находилось Главное управление по расследованию особо важных дел. Фамилия Кузьмина не сходила со страниц прессы то в деле Лозинского, то в деле




© НОВОСТИ УКРАИНЫ, СОБЫТИЯ В МИРЕ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ГОСТЕВАЯ КНИГА