НОВОСТИ УКРАИНЫ
       СОБЫТИЯ В МИРЕ

Новости Украины, события в мире

Стельмащук Юрий Александрович, "Рудой"

 

Протокол
судебного заседания


1945 года, августа, 6 дня.

Военный Трибунал войск НКВД Киевской области гор. Киев в помещении ВТ в закрытом судебном заседании в составе:

Председательствующего
Ст. л-та юст. Баранковой

и членов:
1. Ещенко,
2. Колесник

при секретаре Сламчинской

б/участия обвинения и защиты

рассмотрел дело по обвинению Стельмащук Юрия Александровича в пр. по ст. 54-1 "а" и 54-11 УК УССР.

Судебное заседание отрыто в 10 часов 00 минут.

Председательствующий объявляет о подлежащем к слушанию деле.

Секретарь доложил, что в судебное заседание подсудимый Стельмащук доставлен под конвоем, свидетели в судебное заседание не вызывались.

Председатель удостоверяется в самоличности подсудимого, который на заданные ему вопросы показывает:

"Я, Стельмащук Юрий Александрович, 1920 г., уроженец и житель с. Коршев, Синкевичевского р-на Волынской обл., из крестьян-середняков, б/п, украинец, образование среднее, окончил 10 классов, холост, имею отца, мать, сестру - они в 1941 г. репрессированы Советской власьтю, ранее не судим, под стражей с 9 июня 1945 г., с обвинительным заключением ознакомлен 4 августа 1945 г.(часть текста трудна к прочтению).... подсудимого не имеет ли он отвода составу суда - отвода составу суда не заявляю.

Пред-щий разъясняет процессуальные права и спрашивает подсудимого, не желает ли он ходатайствовать до начала судебного следствия по делу.

Пред-щий оглашает обвинительное заключение и определение 123, разъясняет сущность обвинения, спрашивает подсудимого, понимает ли он в чем его обвиняют, признает ли он себя виновным и желает ли дать показания.

Подсудимый Стельмащук:

"Обвинение мне понятно, виновным себя признаю, за исключением того, что моим отрядом унчтожено не 15 тыс., а 5 тыс. поляков, 15 тыс. поляков было уничтожено по всей Волыни, желаю дать суду показания."

Подсудимый Стельмащук по существу дела показал:

До 1939 г. я учился в Луцкой гимназии. В 1939 г. польской полицией был арестован за принадлежность к "ОУН", но так как доказательств не было, то меня освободили. В 1939 г. с приходом частей Красной Армии три м-ца учился во Львовском университете, но потом учебу оставил. В этом же 1939 г. меня вызвали в органы НКВД, так же заподозрили в принадлежности в "ОУН", но освободили.

Меня начали запугивать, что Советская власть меня репрессирует, и поэтому я в январе 1940 г. перешел границу на польскую территорию, оккупированную немцами. Через некоторое время я возвратился на Советскую территорию за деньгами. Деньги я взял, а так же мой двоюродный брат Стельмащук дал мне пистолет. Переходя границу при возвращении на немецкую территорию я ранил себя из пистолета и до выздоровления находился в с. Грубишеве. В апреле м-це 1940 г. я пришел в г. Холм н начал учиться в гимназии. В гимназии руководителем "ОУН" Онуфрийчук я был включен в "ОУН" и назначен звеньевым - мне подчинялись три человека. По окончании гимназии в декабре 1940 г. я перешел на жительство в с.Сибибури. В 1941 г. в феврале м-це я руководством "ОУН" быд вызван в Холм, где получил задание явиться в Краков к руководителю "ОУН" - Федаку. Прибыв в Краков, з Федаком встретился в немецкой школе, директор Федак был резидентом немецкой разведки. В указанном месте студенческий...(часть текста трудна к прочтению). Федак передал меня "Калине" - настоящей фамилии его не знаю. "Калина" подбирал кадры для школы командного состава "ОУН". Мо...(часть текста трудна к прочтению). 120 человек, прибывшие из разных мест, прошли медицинскую комиссию, и через два дня были направлены в г. Бранденбург, где помещалась школа командного состава.

По окончании этой школы я был направлен в специальную школу диверсантов-разведчиков, которая помещалась в г.Нойгамере. По окончании школы я возвратился в Краков. Здесь я узнал, что моя семья репрессирована в 1941 г. органами Советской власти.

В Кракове к нам - выпускникам школы приехал заместитель Бандеры - Стецько, а также другие представители центрального провода "ОУН". Прежде всего нам дали назначения. Я получил назначение в Волынскую область к областному руководителю "ОУН" - Закоштуй. Стецько говорил, что мы должны вести подрывную работу против Советской власти, также говорил, что скоро начнется война между Германией и СССР и что эту войну нужно использовать в интересах "ОУН".

По линии диверсионной работы я от начальника немецкой разведки, немца -майора, фамилии которого не помню, получил задание в первый день войны взорвать железнодорожное полотно и стрелки в г. Сарны. Из Кракова мы выехали 16 июня 1941 г. и должны были перейти границу в Венгрии. Из Кракова мы направились к Ужгороду, а из Ужгорода в Мукачев, где ночевали в немецкой школе, директор которой был резидентом немецкой разведки.

Границу мы перешли в районе с. Волово - на границе Венгрии с СССР. До самой границы нас провожал Стецько и начальник немецкой разведки. Нас на границе снабдили пистолетами, взрывчатыми веществами и деньгами. Перейдя границу, мы прошли в первую ночь 20 км., а затем двигались такими же переходами, и война нас застала в Синевицькой Вишне. Не ожидая связи, а следовательно и указаний, мы продолжали двигаться. В с. Труханов мы случайно встретились с группой "ОУН" и отсюда ушли в г. Стрий. В Стрие мы пробыли два дня и выехали во Львов.

Во Львове я связался с заместителем Бандеры - "Лебедь" и от него уже должен был выехать в Волынскую область в распоряжение обласного руководителя "ОУН" "Закоштуя". Когда я был в штабе "Лебедя" туда пришел начальник немецкой разведки, с которым я встречался в Кракове, который сказал, что я - Стельмащук, поеду не в Волынскую область, а в Советский тыл за Днепр, тоже самое он сказал о других "оуновцах", которые закончили диверсионную школу. За Днепр никто не хотел ехать, поэтому некоторые сразу уехали к месту своего назначения, а я задержался во Львове по следующей причине.

В штабе "Лебедя" я встретился с представителями Центрального провода "ОУН" "Старух", "Медведем", "Косарем". "Косарь", с которым я встречался в Кракове, предложил мне ехать в Житомирскую область. Я согласился и выехал в Житомир, где был назначен военным референтом "ОУН" Житомирской области, руководителем Житомирского областного провода "ОУН" был Шевчук. Проработав 8 дней я заболел, работать не мог, и в связи с этим поссорился с Шевчуком. Когда приехал "Медведь", Шевчук на меня пожаловался и я был "Медведем" направлен в Волынскую область к "Закоштую", кроме этого дал пакет к заместителю Бандеры - Стецько. Этот пакет по приезде в Луцк я должен был отдать Робитницкому, а тот уже должен был передать его Стецько. Я, приехав в Луцк к "Закоштую", который отпустил меня в Коршево - мое родное село, для выздоровления, пакет я передал Робитницкому. По выздоровлении я был назначен областным референтом молодежи организции "Сич" - эта организация при немцах была легальной.

Будучи референтом молодежной организации "Сич" я провел два "вышкола" молодежи. Один вышкол был проведен в Луцке, где было обучено 60 человек, а второй в Ковеле, где было обучено 100 человек. В Ковеле немцы разогнали курсы, гестапо искало меня, но я скрылся и ушел в Коршев. В это время в управлении областного провода произошли изменения. "Закоштуй" был назначен краевым проводником "ОУН", а областным был назначен "Сизый".

Когда я пришел из Ковеля в Коршев меня вызвали к "Сизому", который находился тогда в Рафаловском районе - это было в декабре 1941 г. "Сизый" при этой встрече назначил меня военным референтом в Лупкой округе. В этой должности я работал до половины января 1942 г.

Будучи военным референтом Луцкой округи я налаживал связь с районами и проверил состояние военной подготовки среди участников "ОУН".

С января 1942 г. я был назначен военным референтом Ковельской округи, приехал в Ковель в феврале м-це 1942 г. В Ковеле я явился к "Ящуру", который был окружным проводником и моим начальником. Я обошел все районы своей округи, ознакомился с обстановкой, силами людскими и техникой, которой я располагал. Работать приходилось много, потому, что "оуновская" организация на Ковелыцине была молодая. В должности военного референта Ковельщины я работал до конца марта 1942 г. На Ковелынине мною была проведена большая работа.

В 1942 г. меня вызвал к себе "Сом" - представитель Центрального провода "ОУН" и дал задание провести подготовительную работу по созданию "УПА" на Ковелыцине. Мне было дано задание найти оружие, склады, собрать людей. В своей работе я должен был подчиняться "Олегу" - организационному референту Волыни. Мне подчинялось 10-12 районов, которые составляли Ковельскую округу. Возвратившись на Ковелыцину - это было в марте 1943 г., я забрал всех участников "ОУН", которые работали в полиции и вместе с оружием направил их в лес. В Ковеле по моему распоряжению была разбита тюрьма и концлагерь, всех людей я также увел в лес.

Кроме этого, будучи военным референтом Ковельской округи, провел несколько "вышколов" - районного и окружного актива, а также руководил работой по ликвидации мельниковского движения.

В марте м-це 1943 г. я получил приказание оставить организационную работу, а зяняться организацией "УПА". Тогда еще "УПА" не имела постоянного названия, вернее, одного общего названия, это были отряды, которые назывались по разному. Окончательно оформилась "УПА" в июне 1943 г.

В июне 1943 г. я был назначен командиром отряда, который насчитывал 410 человек. В этом же июне 1943 г. в Колковском лесу я встретился с Климом Савуром - заместителем представителя ставки главного командования - Андрушенко. Савур дал мне приказание уничтожить всех поляков Ковельской округи. Все руководство Ковельщины в т.ч. и я выступили против этого предложения, но Савур пригрозил мне полевым судом. Положение было затруднительным. Не выполнить приказ я не имел права, а выполнить этот приказ не разрешало личное убеждение. Я обратился к Андрушенко. Андрушенко мне сказал, что это указание не из центра, что это перекручивания на местах, но определенного ничего не сказал.

Таким образом я дотянул до августа 1943 г. Пока я вел переговоры курень Голубенко из моего отряда сожгли польскую колонию. Поляки убили двух бандеровцев, а бандеровцы сожгли колонию.

В августе м-це 1943 г. Савур и "Олег" опять меня вызвали к себе и требовали уничтожения поляков, я опять не соглашался, потому что поляки помогали нам. Так как отказываться больше нельзя было, то я согласился. Я Ковельскую округу разделил на три части. На территорию Прибужанщины и Любомльского района - "Лысого", Турийского р-на - "Сосенко" ("Сосенко был прислан с Волынской округи, но людей я ему дал своих), Голобского р-на - "Голубенко". В Ковеле уничтожением поляков должно было заняться "СБ" ("Служба безпеки"). Уничтожение поляков нужно было провести с 25 по 30 августа 1943 года.

Задача была выполнена во всех районах, кроме Турийского. Сосенко поручил провести "акцию" Бескету, который побоялся трогать поляков, потому, что узнал, что в Турийском р-не организован отряд поляков 1500 человек вооруженный - готовый к сопротивлению. В моей округе было уничтожено до 3.000 поляков, кроме того 1500-2000 уничтожило "СБ", таким образом на Ковелыщене было уничтожено до 5 тысяч поляков. Конечно, эти данные не совсем точные, потому что статистический отчет нам не разрешали вести.

Имущество, продукты питания уничтоженых забрали в банды, а постройки сожжены. На сожжение построек дал приказание я.

В октябре м-це 1943 г. на Волынь приехал командующий Северного округа - Клим Савур, который приказал немедленно уничтожить поляков в Турийском р-не. Я собрал 700 человек, но поляки не были уничтожены потому, что немцы в Турийский р-н привели 1500 солдат для борьбы с "УПА".

В это время меня вызвал к себе "Олег", а мой заместитель "Вовчак" вступил в бой с немецкими солдатами приехавшими в Турийск. Бой длился три дня и происходил в районе с. Радовичи и Литинь. Так как силы были не равными, Вовчок отступил и скрылся в Цуманских лесах.

Я немного возвращусь. Я знал, что "Олег" находится в Ковеле, но когда я приехал в Ковель, мне сказали, что "Олег" с Климом Савуром уехали во Владимирецк, где Савур назначил меня проводником военного округа Волыни, который я принял от "Олега".

Под моим руководством и личном участии группы "УПА" вступали неоднократно в бои с партизанами Федорова. Бои не были удачными для нас, потому что партизаны превосходили нас и людьми и техникой. Кроме этого нам досаждали немцы. Я был между двух огней. Кроме боев с партизанами, были мелкие стычки с поляками, а вообще бои были почти ежедневно. Помню, что последний бой с поляками был 23 декабря 1943 г.

В конце декабря 1943 г. приехал Савур с целью проверить работу Волынской области, с ним приехали представители Центрального провода "ОУН", один из них Карпович, непосредственно занимался проверкой. Здесь же Савур дал приказание готовиться к переходу линии фронта - в тыл Красной Армии. Я разделил свой отряд на 3 группы. Каждая группа начисливала 600-500 человек. Во главе 1 группы был "Крыга", 2 группы - Голубенко, 3 группы - Вовчак. В начале 1944 г. я проверил работу "Крыги" и попал там в окружение, из окружения я вышел и собрался ехать к Савуру, но, так как везде было много партизан, я был осторожен. Изредка были стычки с партизанами. Весной 1943 г. я потерял связь с Савуром и с Центральным проводом "ОУН". К этому времени у меня осталось 30 человек личной охраны и сотня всего приблизительно 150 человек. Я решил с этими людьми ехать в тыл Красной Армии. Линию фронта мы пересекли в районе Ковеля. Положение было тяжелым, было половодье, передвигаться было трудно, связи я ни с кем не имел. Вначале я на установление связи посылал связных, затем целые группы людей, они попадали в руки работников НКВД и частей Красной Армии и не возвращались. Тогда я, отобрав группу людей, пошел сам устанавливать связь с Савуром.

В поисках Савура я встретился с бандой "Рубашенко" куринного "Дубового". Рубашенко связал меня с "Гамалией", который охранял штаб Савура. "Гамалия" связал меня с "Галиной", который был заместителем Савура. Насколько я помню, с "Галиной" я встретился в Костопольском р-не. "Галина" ничего существенного мне не сказал. "Галина" дал мне задание перейти линию фронта и разыскать Савура, так как из всего было видно, что Савур остался у немцев. Когда я возвратился в Ковельский лес, то своих людей я не нашел, их разбили части Красной Армии. Выполнить задание "Галины" я не мог, потому что части Красной Армии преследовали нас каждый день. После этого я решил идти в с. Бунин, где у меня были знакомые, с тем, чтобы связаться с бандами.

В июне 1944 г. в с. Буцин я связался с "бойовкой" Седлищанского р-на и остатками банды "Кубика". Здесь же я встретился с "Крыгой" у которого из 500 человек осталось 50, остальные при переходе линии фронта попали в руки частей Красной Армии. Я принялся за организацию остатков "УПА". Мною было через 1 1/2 месяца организован отряд в 250 человек.

В конце июня 1944 г. линию фронта перешел Клим Савур, но мы с ним по дороге разминулись. Банду в 250 человек я передал "Чутке", а сам ушел в Брест-Литовск, взял с собой только личную охрану в 15 человек. В Брест-Литовске я встретился с "Орликом". От "Орлика" я ушел в Прибужанские районы, где я узнал, что "Голубенко" так же перешел линию фронта. С Голубенко мне не пришлось встретиться в этот период. Здесь же в Прибужанских р-нах я получил письмо от Савура, который прошел линию фронта и писал мне, чтобы я немедленно явился к нему. Я ушел к Савуру, но по дороге получил от него второе письмо, в котором он предписывал мне возврититься в Прибужанские р-ны и продолжать формирование "УПА".

В 11 час. 25 мин. пред-щий оглашает перерыв.

В 11 час. 35 мин. пред-щий объявляет судебное следстиве продолженным.

Подсудимый Стельмащук:

В сентябре м-це 1944 г. 11 числа связные Савуры вызвали меня к нему. Я назначил своим заместителем "Голубенко", так как "Вовчок" был убит, и ушел к Савуру. В Степанськом р-не я встретил "Дубового", который передал мне письмо Савуры. Савур мне писал, чтобы я все банды, которые насчитывали 1100 человек, передал "Дубовому", и сам с небольшой охраной пришел к Савуре. В это время я заболел и месяц болел дизентерией, по выздоровлению я встретился с Савуром в Клевани, где я получил назначение на должность командующего группой "УПА" "Завихост". Это было повышение, я работал хорошо и поэтому был назначен на должность командующего группой "УПА". Я после назначения возвращался со своими людьми в Камень-Коширск, но по дороге в Рафаловском р-не принял бой с частями Красной Армии. В этом бою погиб Голубенко, который был начальником штаба. На должность начальника штаба я назначил "Яворенко" с которым я и отпраил всю переписку и людей, а сам с 60 человеками возвратился в Камень-Каширск к "Дубовому". В это время в Володимирецких лесах, в с. Великие Луки было проведено совещание краевого актива, где присутсвовали - краевой проводник "Дубовой", я - его первый заместитель, организационный референт - Крылач, референт СБ - Петро. На этом совещании решался вопрос реорганизации "УПА" -назначение людей, распределение краев, план работы. Я, как командир соединения должен был перейти в подполье и готовиться к предстоящим боям. После совещания "Дубовой" поехал проверять Львовскую область. Я в это время должен был поехать на проверку Волынской, Пинской и Брест-Литовской областей. Проверкой мне не пришлось заняться, потому что 15 января 1945 г. заболел тифом, а 27 января 1945 г. быд задержан.

Задержали меня в Камень-Коширском р-не, во время задержания меня ранили. Я находился на излечении в госпитале, арестован 9 июня 1945 г.

Подсудимый Стельмащук на вопросы суда:

Переходя границу 16 июня 1941 г. я имел задание по линии "ОУН" от заместителя Бандеры - Стецько, а по линии диверсионной работы от начальника немецкой разведки. Когда мы были на границе, провожающие нас Стецько и начальник немецкой разведки сказали, что скоро начнется война между Германией и Советским Союзом. Перейдя границу я должен был связаться с областным проводником "ОУН" - "Закоштуем", от которого должен получить указание, вернее назначение, а по заданию немецкой разведки я должен был в первый день взорвать жд. полотно и стрелки в р-не Сарны. Перед тем как отправиться через границу нам выдали советские паспорта, я лично получил паспорт на имя Гриценки, но я им не пользовался, так как не было надобности.

Кроме этого нам выдали деньги, взрывчатку и пистолеты. В районе Синевицкая Вишня все бросили и оружие и взрывчатку, остался у меня только пистолет.

Я имел несколько кличек. Последние мои клички были "Рудый" и "Кайдаш". В "УПА" я был известен под кличкой "Рудый".

Стецько, давая мне указания при переходе границы говорил, что скоро начнется война между Германией и Советским Союзом. Он говорил, что немцы разобьют СССР, что обе стороны в ходе войны будут обессилены, а мы воспользуемся этим для создания "Самостийной Украины". Я должен сказать, что немцы в это время заигрывали к националистам, а националисты хотели вначале задобрить немцев, а потом прогнать их и создать свое государство. Я принадлежал к партии бандеровцев, а были еще и мельниковцы. Раскол в "ОУН" произошел в 1940 г., я был втянут в "ОУН" по бандеровской линии, поэтому я и работал с бандеровцами. В 1940 г. я ушел на немецкую территорию потому, что боялся репрессий со стороны Советской власти. Я границу переходил несколько раз и это никакой трудности не представляло, потому, что везде были свои люди, которые помогали перейти.

Я во многом не соглашался с политикой "ОУН", так например я был против уничтожения поляков, но я был за издание "Самостоятельной Украины" и был уверен в том, что "Самостоятельная Украина" будет создана. Я всегда был против Советской власти и она мне всегда казалась чем-то страшным. Сейчас я тоже не имел возможности видеть многое, но из бесед с Советскими людьми я убедился в том, что глубоко ошибался, но так как возвращения мне не было, то я решил идти до конца. При задержании хотели застрелить, но я просил, чтобы мне оставили жизнь с тем, чтобы я помог органам Советской власти расправиться с бандеровцами. Я осознал, что мы принесем людям только зло и что даже люди - западные украинцы, где зародилось "оуновское" движение недовольны нами.

Пред-щий спрашивает подсудимого, чем он имеет дополнить судебное следствие по делу.

Подсудимый Стельмащук: В дополнение я могу сказать, что при моей помощи был задержан Клим Савура, что я написал обращение к "УПА", где призывал сложить оружие. Много раз участвовал в облавах на бандеровцев.

Пред-щий объвляет судебное следствие по делу законченным и предоставляет последнее слово подсудимому.

Подсудимый Стельмащук:

"Просить я не имею права, дело мое ясное. Я сделал много непростительных преступлений. Прошу только учесть, что я родился и воспитался в обстановке, которая прививала ненависть к Советскому Союзу. Я работал в "ОУН" сознательно, я считал, что только "Самостоятельная Украина" принесет украинцам счастье.

Так же сознательно я говорю, что вся наша затея с созданием "Самостоятельной Украины" - бредня, но в этом не моя вина. Я никогда не боялся смерти, но когда меня хотели застрелить на поле боя, я просил оставить мне жизнь и только лишь для того, чтобы помочь своему народу выпутаться из этой тьмы, куда я и такие как я его завели. Люди не виноваты, им говорили - они делали. Я сам имел возможность застрелиться еще до того, как меня задержали, но я этого тоже не сделал, потому, что я знал, что чем скорее захватят руководителей "ОУН", тем раньше прекратятся муки народа.

В 12 час. 40 мин. суд удаляется на совещание, для вынесения приговора.

В ІЗ час. 40 мин. пред-щий оглашает приговор и розъясняет его осудимому.

В 13 час. 50 мин. судебное заседание по делу, закрыто.

Пред-щий
Секретарь

 

ИМЕНЕМ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК
ПРИГОВОР



1945 г. Августа 6 дня, Военный Трибунал Войск НКВД Киевской области в гор. Киеве в помещении военного трибунала в закрытом судебном заседании в составе:

Председательствующего Ст. лейт. юст. Баранковой
и членов: 1) Ещенко 2) Колесник
при секретаре: Сламчинской

без участи прокурора и защитника

Рассмотрев дело по обвинению гр. СССР Стельмащук Юрия Александровича, 1920 года рождения, уроженца с. Коршев, Санкевичовского района, Волынской обл., происходящего из крестьян-середняков, украинца, беспартийного, со средним образованием, холостого, родители в 1941 году репрессированы органами Советской власти, не судимого, в преступлении предусмотренном ст. ст. 54-1 "а" и 54-11 УК УССР установил:

Подсудимый Стельмащук, проживая на территории Западной Украины и будучи враждебно настроенным к Советской власти, в январе месяце 1940 года изменил родине -перешел через границу в Польшу, оккупированную немцами. Проживая на территории Польши в мае месяце 1940 года Стельмащук вступил в антисоветскую организацию украинско-немецких националистов. Весной 1941 года, как член этой организации, руководством ОУН был направлен в немецкую военную школу по подготовке оуновских кадров командного состава. После окончания школы, был направлен на курсы разведчиков-диверсантов. По окончании указанных курсов, Стельмащук получив указание от заместителя руководителя ОУН - Бандеры, и немецкой разведки, 16 июня 1941 года немцами был переброшен на Советскую территорию, с диверсионными заданиями и проведения работы ОУН. Оказавшись на Советской территории, оккупированной немцами, Стельмащук установил связь во Львове с проводником ОУН - "Лебедь". Последним был назначен Областным референтом молодежи "ОУН" так называемой "Сич". С февраля месяца 1942 года по март 1943 год был военным референтом Луцкой области а позднее Ковельского округа. С февраля месяца 1943 года Стельмащук начал организацию банд "УПА", для вооруженной борьбы против Советской власти.

Будучи главарем банд УПА, по заданию руководства УПА 29 и 30 августа 1943 года отрядами бандитов на территории Волынской области истребил 5 тысяч польского населения. Весь скот, ценные вещи и продукты питания принадлежащие расстрелянным забирали для банд, а постройки и др. имущество сжигали. В марте месяце 1944 года Стельмащук, с личной охраной бандитов 30 человек и сотней перешел через линию фронта в тыл Красной Армии, с целью организации банд УПА для борьбы с Красной Армией. В ноябре месяце 1944 года за активную деятельность в УПА был назначен "командующим" соединением групы УПА под названием "Завихост", которое оперировало на территории Ровенской и Волынской областей.

Стельмащук во главе подчиненных ему банд УПА, неоднократно принимал участие в боях с подразделениями Красной Армии и советскими партизанскими отрядами соединения дважды героя Советского Союза Федорова. Стельмащук оперировал в Ровенской и Волынской областях под кличками "Рудой" и "Кайдаш".

В январе месяце 1945 года Стельмащук был задержан.

На основании...(два последующих слова невозможно прочитать) Военный трибунал признал виновным Стельмащук по ст. 54-1 "а" и 54-11 УК УССР.

Учитывая тяжесть совершенного им преступления Военный трибунал руководствуясь ст. ст. 296, 297 УПК УССР

приговорил:

Стельмащук Юрия Алексндровича. на основании ст. 54-1 "а" УК УСРР подвергнуть высшей мере наказания - расстрелять, без конфискации имущества за отсуствием такого у посудимого. Приговор кассационному обжалованию не подлежит.

Пред-щий
Члены

 

Олег Росов

комментировать новость

 

   

Новости Украины, события в мире

АНАЛИТИЧЕСКАЯ КАРТИНА ДНЯ 11 марта 2009 года

 - Получит ли Украина второй транш МВФ? - Это еще большой вопрос! Но, судя по тому, что украинские обменники завалены валютой, Юлия Владимировна уже его растаможила!  



Новости Украины, события в мире

Аналитическая картина дня   8 апреля 2008 года



Оранжевые против Табачника: «ОНИ» облажались

Оранжевые против Табачника: «ОНИ» облажались Вячеслав Кириленко приобрел привычку дергаться во время публичных выступлений, как будто у него стремительно развивается болезнь товарища Паркинсона. Судя по всему, с ним занимались специалисты. Ставили жестикуляцию. Чтобы, значит, подкреплять речь красивыми движениями верхних



Новости Украины, события в мире

Виктор Ющенко: cмысловые галлюцинации

Наконец-то увидел электорат Виктора Ющенко. Он весь висит на столбах. Ну как висит… В виде бигбордов. Некие разнополые индивидуумы кратко рассказывают, буквально в одном предложении, почему они собираются голосовать за Виктора Андреевича на президентских выборах. Типа «он учит нас быть патриотами», «дал денег на рождение ребенка» (!?), «восстановил историческую правду» и другой, примерно такой же, бред.




© НОВОСТИ УКРАИНЫ, СОБЫТИЯ В МИРЕ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ГОСТЕВАЯ КНИГА