НОВОСТИ УКРАИНЫ
       СОБЫТИЯ В МИРЕ

Новости Украины, события в мире

Никаких мягких переходов! Люди голосовали за перемены ("The Guardian", Великобритания)

Чем больше подробностей мы узнаем, тем очевиднее становится тот факт, что политика Вашингтона в отношении Уолл-стрит не просто некомпетентна: она практически преступна.

В момент крайней паники в сентябре американское казначейство провело радикальное изменение порядка налогообложения сделок по слиянию банков, чего давно добивалась отрасль. Несмотря на то, что этот шаг лишит правительство не менее 140 млрд. долларов налоговых поступлений, законодатели были поставлены перед фактом. Как сообщает Washington Post, более дюжины налоговых консультантов согласны в том, что 'казначейство не имело полномочий осуществлять изменения порядка налогообложения'. Не менее сомнительны с правовой точки зрения и сделки с акциями, которые казначейство провело со многими банками. По словам конгрессмена Барни Фрэнка (Barney Frank), одного из архитекторов закона, санкционировавшего эти сделки, 'Использование данных фондов в иных целях, нежели кредитование - на выплату бонусов, выходных пособий, дивидендов, приобретение других институтов... является нарушением закона'. Однако именно так используются эти фонды.

Затем имеются почти 2 триллиона долларов, которые Федеральная резервная система - американский центральный банк - выдала в качестве экстренных займов. Невероятно, но Fed отказывается сообщать, какие корпорации получили эти займы и под какой залог. Информационное агентство Bloomberg считает эту секретность нарушением закона, и подало в федеральный иск суд с требованием обнародования всей отчетности.

Однако демократы или открыто поддерживают администрацию или отказываются вмешиваться. 'У страны может быть только один президент', - слышим мы от Барака Обамы. Но все полюбовные сделки, заключаемые администрацией Буша, угрожают сильно ограничить способность Обамы выполнить его обещание перемен. Вот лишь один пример: эти 140 млрд. потерянных налоговых поступлений - почти та же сумма, которую Обама намерен потратить на свою программу возобновляемых источников топлива. Долг Обамы перед народом, который избрал его - назвать вещи своими именами, а именно: это попытка украдкой подорвать электоральный процесс.

Да, у страны может быть только один президент, но для принятия антикризисного законодательства этому президенту понадобилась поддержка влиятельных демократов, в том числе, Обамы. Теперь, когда выяснилось, что администрация Буша нарушает условия, на которые согласились обе партии, демократы не только имеют право, но и обязаны энергично вмешаться.

Подозреваю, что подлинная причина бездействия демократов связана, скорее, не с президентским протоколом, а со страхом: страхом перед тем, что у фондового рынка, имеющего темперамент избалованного двухлетнего ребенка, начнется один из тех приступов гнева, от которых содрогается весь мир. Нам говорят, что если будет раскрыта правда о том, кто получает федеральные займы, то рынки могут ополчиться против этих банков. Стоит оспорить законность сделок с акциями, и произойдет то же самое. Задайте неудобные вопросы о недополучении 140 млрд. налогов, и рухнут сделки о слиянии.

Более того, демократы, включая Обаму, похоже, считают, что в переходный период все ключевые экономические решения должны быть подчинены необходимости умиротворения рынков. Именно поэтому, всего через несколько дней после победы 'перемен', вызвавшей такую эйфорию, начали звучать совсем другие мантры: 'мягкий переход' и 'преемственность'.

Взять, например, выбор Обамой главы своей администрации. Рам Эмануэль (Rahm Emanuel), член Палаты представителей от Демократической партии, получивший больше всего пожертвований от финансового сектора, дает безошибочно успокоительный сигнал Уолл-стрит. Когда его спросили, скоро ли Обама приступит к повышению налогов для богатых, Эмануэль демонстративно не стал отвечать на вопрос.

Нам говорят, что этой же логикой умиротворения рынка Обама руководствовался, выбирая министра финансов. Fox News и MNSBC объясняли, что Ларри Саммерс (Larry Summers), занимавший эту должность при Клинтоне - это тот человек, которого 'больше всего хотели бы на Уолл-стрит'. Разберемся почему. 'Стрит' радуется назначению Саммерса по той же причине, по которой все остальные должны его опасаться: потому что трейдеры будут исходить из того, что это поборник дерегулирования предложит настолько мягкий переход от политики Генри Полсона (Henry Paulson), что мы его и не заметим. С другой стороны, такой человек, как Шейла Бэйр (Sheila Bair), председатель Федеральной корпорации страхования депозитов - последней надежд для банков в плане страхования, закономерно вызовет страх у Стрит.

Одно нам известно наверняка: рынок резко отреагирует на назначение того, кто, скорее всего, введет серьезное регулирование, будет инвестировать в людей и отсекать свободные деньги. Короче говоря, можно быть уверенным в том, что предпочтения рынков диаметрально противоположны предпочтениям большинства американцев. (Как показал один из недавних опросов, 60% решительно выступают за 'усиление регулирования деятельности финансовых институтов', а помощь финансовым компаниям поддерживает всего 21 процент).

Невозможно примирить выбор общества в пользу перемен и капризные требования рынка дать ему 'еще того же самого'. Любые шаги по изменению курса вызовут шок на рынках. Хорошая новость заключается в том, что как только станет ясно, что новые правила будут применяться ко всем и справедливо, рынок стабилизируется и скорректируется. Кроме того, не могло быть более удачного времени для этой турбулентности. За последние три месяца мы переживали шоки так часто, что сюрпризом окажется, скорее, стабильность рынка. Это дает Обаме возможность проигнорировать призывы к мягкому переходу и с самого начала приступить к жестким мерам. Мало кто осмелится винить его за кризис, который возник до его прихода в Белый дом, или за исполнение четко выраженных желаний электората. Однако чем больше он будет ждать, тем меньше об этом будут помнить.

Когда власть переходит от функционального, авторитетного режима, все выступают за мягкий переход. Когда нужно расстаться с эпохой, которая характеризовалась преступной и обанкротившейся идеологией, небольшая встряска в начале была бы хорошим признаком.

 

 

Наоми Кляйн перевод Антон Беспалов

комментировать новость

 

 

   

Новости Украины, события в мире

Никифоров Сергей Владимирович: «Пилот», обналичка и банк «Хрещатик»

Те из читателей, которые часто летают из аэропорта «Киев» (бывшие «Жуляны») должны были обратить внимание на то, что нередко прямо на взлетную полосу к авиалайнерам, выполняющим определенные рейсы, во время погрузки багажа подъезжают специфические автомобили, по виду «один в один» напоминающие инкассаторские машины. Но, без опознавательных знаков. Из этих автомобилей «люди в черном» оперативно загружают на «борт» несколько десятков ящиков и быстро уезжают.



Дмитрий Табачник: всеславянская победа

Дмитрий Табачник: всеславянская победа Отечественные СМИ недавно обнародовали информацию о планах экстренной эвакуации Ющенко и его американской жены на случай событий, подобных тем, что произошли в декабре 1989 г. в Бухаресте с румынским диктатором Николае Чаушеску. Авторы публикаций утверждают,



Новости Украины, события в мире

ДМИТРИЙ ТАБАЧНИК: имя украинской Цусимы - Змеиный

В истории многих стран есть события, символизирующие национальный позор, ставшие не проходящей десятилетиями или столетиями болью. В России таким символом навсегда останется Цусимское сражение, в ходе которого пытавшаяся прорваться во Владивосток 2-я Тихоокеанская эскадра потерпела сокрушительное поражение – погибли 8 броненосных кораблей, 4 крейсера, вспомогательный крейсер, 5 миноносцев и несколько транспортов. Четыре броненосных корабля и



Укрополитикум: кабинетомания

Укрополитикум: кабинетомания Если так пойдет и дальше, то вскоре в Украине будет несколько правительств. Одно – первое и официальное, сидящее в здании на Грушевского и контролируемое президентом Виктором Януковичем. Плюс несколько «вторых» – оппозиционных, созданных под амбициозных политиков, которые оказались




© НОВОСТИ УКРАИНЫ, СОБЫТИЯ В МИРЕ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ГОСТЕВАЯ КНИГА