НОВОСТИ УКРАИНЫ
       СОБЫТИЯ В МИРЕ

Новости Украины, события в мире

Историей нельзя манипулировать, какой бы горькой она ни была


Часть I. Украинское освободительное движение и «бандеровщина»

Сейчас, когда открываются архивы и наружу выходит правда о недавних событиях из истории украинского народа, особенно актуальной оказывается опасность политически обусловленной мифологизации одних исторических фигур и намеренного забвения других - настоящих, хотя и «политически неудобных» для нынешних властей, героев Украины.

Защитники республики

Если послушать украинских историков, выполняющих заказ украинских властей, то покажется, что во время Второй мировой войны на территории Украины, кроме гитлеровских войск, Красной Армии, подразделений бандеровской ОУН и красных партизан, никто не воевал. Однако это не совсем так. В течение более чем двух лет на Полесье в самом центре современной Украины, действовали вооруженные силы правительства Украинской Народной Республики.

«Какая УНР в 1942 году в центре уже 20 лет как советской республики?» - скажете вы и окажетесь не правы.

Но сначала немного предыстории. В 1921 году, не дав Красной Армии захватить боевые знамена и штаб, отступающая 40-тысячная петлюровская армия с боем форсировала реку Сбруч, будущую польско-советскую границу. После этого судьба разбросала ее солдат и офицеров по всему миру - от Дальнего Востока (Зеленого Клина) до Аргентины. Некоторые петлюровцы долгие годы не видели друг друга и потеряли всякую связь между собой, но продолжали быть единой орденской семьей. Те же солдаты УНР, которые остались под коммунистической оккупацией, пошли в народные массы, став ремесленниками, учителям или священниками.

На западноукраинских землях в период между двумя войнами не было ни одной местности, где бы ни жили несколько офицеров «петлюровской» армии, особенно на Волыни и Полесье. В противовес партийным междоусобицам, которые раздирали украинскую эмиграцию, петлюровцы пропагандировали идею консолидации всех творческих сил украинской нации на базе республиканской концепции УНР как законного Государственного Центра Украины.

Надо признать, что в период между войнами правительство УНР в изгнании особое внимание обращало на военную подготовку украинских эмигрантов. Ею руководили генералы Михайло Безручко, Володимир Петрив, Володимир Сальский, Михайло Омелянович-Павленко. Проходило обучение военных кадров и составлялись стратегические планы военных операций, по которым, кстати говоря, позже и действовал почти три года в лесах и болотах Полесья в окружении врагов без поддержки извне Максим Боровец, больше известный общественности под псевдонимом «Тарас Бульба». Часть офицеров-петлюровцев служила по контракту в польской армии. Для популяризации военного дела правительство УНР организовало Украинское Военно-историческое Общество, издавало журналы «Табор», «За Державность» и так далее.

Во время Второй мировой войны Бульба-Боровец, которому позже присвоили звание генерал-хорунжий, успешно воевал на несколько фронтов - против «советов», против немцев и против националистов из бандеровской ОУН. Именно он первым организовал соединение, называемое УПА - Украинская Повстанческая Армия, название которого в 1942 году по-рейдерски было присвоено группировкой Бандеры-Лебедя.

Диверсант с внешностью послушника

Максим Дмитриевич Боровец родился в один день с Тарасом Шевченко - 9 марта 1908 года в селе Быстричи Ровенской области в бедной сельской семье, где кроме него росло еще 8 детей. Его старший брат воевал в армии УНР.

Больше 4 классов сельской школы закончить ему, будущему камнетесу экстра-класса, не удавалось в силу политики полонизации, которую проводило государство Пилсудского. Потому в дальнейшем Боровец занимался самообразованием. Как он сам напишет впоследствии в своих мемуарах «Армия без государства»: «Обладая неплохой профессией мастера каменщика, я экономически был достаточно хорошо обеспечен. Без официального технического образования часто выполнял функции инженера не только на своих, но и на чужих предприятиях».

На мировоззрение Максима большое влияние оказал его дед, который в детстве возил мальчика, прозываемого сверстниками за нос-картошку Бульбой, по старым могилам шведских солдат Карла XII.

Сохранилось литературное описание атамана Боровца, сделанное одним из самых умелых стилистов украинской литературы Уласом Самчуком: «Высокий и стройный, с провокационной рыжеватой бородкой монастырского послушника, господин в старой, линялой шинели советского пехотинца, с лапидарно выставленной желто-синей лентой на левом рукаве… этот гибкий, с ясными глазами несторовского херувима отрок скорее был похож на последователя сартровского экзистенциализма, чем на толстущего, как его рисуют, славного полковника и рубаку Запорожской сечи Тараса Бульбу... Его лицо напоминает монаха... и анархиста. Он же и поэт... И драматург... И мечтатель, и фантаст».

Молодого и талантливого полищука заметил полковник армии УНР Иван Литвиненко. Он-то и преподал первые уроки будущему повстанцу, подвигами которого и вдохновлялись позже Эрнесто «Че» Гевара и Фидель Кастро. Так молодой 32-летний будущий командир УПА УНР стал духовным сыном Литвиненко, руководителя украинской разведки на Кресах (Восточная Польша) и на Украине. Интересно, что в своих мемуарах сам Боровец рассказывает, как не раз и не два переходил в УССР и доходил аж до Харькова! И это по наводненной заградительными отрядами территории через сильно укрепленный государственный раздел! Боровец пишет: «Начиная с 1930 года, польско-советская граница на Полесье заливает новая волна беглецов. Между беглецами и пограничными войсками ГПУ ведется настоящая война. Целыми ночами строчат пулеметы и сияют ракеты и прожектора, как будто на фронте. Такого зрелища еще эта граница не видела». Так, через деятельность разведчика закалялся будущий украинский партизан.

Приблизительно в 1932 году Боровцем и его соратниками была создана организация Украинское Национальное Возрождение. Организация занималась преимущественно агитационной работой в Советской Украине: «Материалы пропаганды в СССР мы посылали шарами по воздуху, а бутылки — по воде. Бутылки с летучками пускали тысячами через Припять-Днепр вплоть до Черного моря, а шары при соответствующем ветре также тысячами летели туда, "где так вольно дышит человек"»...

Отношения с властями у Тараса Бульбы-Боровца были также особенными: «С польской полицией я был «знаком» еще с молодости. Что бы ни случалось в Полесье — все приписывалось мне. Вечные обыски, аресты и «Иванов дом» (тюрьма) были моим хлебом насущным».

Уже тогда будущий атаман придерживался либеральной, центристской идеологии. Примером для наследования ему служили офицеры вооруженных сил УНР. Что же касается националистического движения того времени, которое также существовало благодаря бывшим офицерам армии Директории Евгену Коновальцу, Осифу Думину, Андрию Мельнику и т.д., то Боровец в своих воспоминаниях о нем отзывается с критикой: «Активным антиподом красного чада и послевоенного хаоса в украинской национальной политике 30-х годов было новое националистическое движение. Если бы оно тотально не отрицало всех других мировоззрений и базировало свою идеологию и программное действие не на авторитарном вождизме (по итальянскому образцу. - Авт.), а на основе более широкого мышления, то тогда, наверное, все украинцы влились бы в его ряды. Но такого не было: националисты начинали историю всего мира от себя. Вот почему много украинцев, и я в том числе, не влились в русло вождистского национализма, хоть он вначале мне очень импонировал масштабом размаха, прекрасной организованностью и образцовой дисциплиной».

В 1934 году после убийства оуновцами члена польского правительства Бронислава Перацкого, польская хунта ужесточила репрессии против инакомыслящих. Особенно досталось активным представителям национальных меньшинств. Дошло до того, что летом 1934 года «демократическое» польское государство отважилось в мирное время учредить концентрационный лагерь в Березе Картузский (ныне территория Беларуси) по сталинско-гитлеровскому образцу. Это был акт самого большого позора Польши маршала Пилсудского. Чего добилось этим польское государство, кроме позора. — неизвестно! Максиму Боровцу дали 3 года в этом «кацете» (концентрационном лагере).

Курсы молодых повстанцев

Отсидев почти год в Березе Картузской, в 1935 году Боровец вышел оттуда «за примерное поведение», а скорее всего, из-за отсутствия реальных доказательств вины (ему инкриминировали авторство антипольской сатиры “Пан депутат у Соймі”). Кроме подорванного здоровья, «отсидка» дала Боровцу обширные связи в среде украинских эмигрантских политиков и общественных деятелей. В 1936 году польские власти обязывают Бульбу «из-за неблагонадежности» уехать вглубь Польши. Там-то он и наблюдал начало Второй мировой войны и героическое сопротивление польской армии, треть которой составляли украинцы. Осень 1939 года Боровец встречает в Холме, где и получает санкцию правительства УНР перейти границу и готовить вооруженную борьбу на несколько фронтов за независимость Украины.

В ноябре 1939-го года на совещании правления УНВ в Холме Боровец настаивал на том, что кто-то из руководства должен вернуться на территорию УССР, и выставил свою кандидатуру. Боровец пишет: «Мои рассуждения были таковы: военные события каждую минуту могут перенестись с запада на восток. Хоть мы сейчас не знаем, что те события принесут, мы должны быть ко всему готовы. Нам нужно в глубоком подполье, лучше всего на Полесье, учредить свою базу, перевести полную реорганизацию всех наших сил, военизировать УНВ и другие дружественные нам организации, скоординировать их работу и так вместе с народом реагировать на развитие событий».

Было решено приготовить подробный план политической и военной акции демократических сил в Украине на случай немецко-советской войны. Его проект был сложен и подан для дальнейшей проработки и утверждения генералу Володимиру Сальскому как военному министру и Начальнику Генерального штаба Украинской Народной Республики. Для консультации члены УНВ тайно завербовали много выдающихся украинских офицеров, главным образом партизанско-повстанческих командиров Первой мировой войны. В мае 1940 года план был готов. Его подали на утверждение Президенту УНР Андрею Левицкому.

20 июня 1940 года Президент УНР Левицкий окончательно утвердил план УНВ и издал военный приказ Тарасу Бульбе-Боровцу такого содержания:

1. Немедленно нелегально перебраться в СССР.

2. Готовить УНВ и все революционные силы к военным действиям, базируясь на кадрах УНВ.

3. Заложить свою главную базу на Полесье и на месте сформировать Штаб из имеющихся там кадров.

4. Проверить состояние активного подполья УНР во всей Украине.

5. Стараться возобновить старые или заложить новые тайные точки революционных организаций по всем областям Украины.

6. С началом войны сразу поставить под оружие территориальную партизанскую армию и полицию. С начала войны подписывать все документы как Командующий атаман украинских повстанческих войск.

7. Большие оперативные военные соединения держать главным образом на Полесье и в тех областях, где есть возможность безопасного маневрирования.

8. Пока не будет политических предпосылок для организации регулярной армии и своего суверенного украинского государства, не поднимать массового восстания, а быть только неугасающим очагом вооруженной борьбы Украины.

9. Пока не будет своевременных дальнейших приказов и директив Правительства, не признавать никаких чужих оккупантов Украины, а широко пропагандировать идею Суверенного Государства, маневрируя между всеми чужими силами на своей территории.

10. На случай прерывания связи с Правительством, держаться этих основных направляющих тезисов и действовать так, как будет диктовать местная ситуация.

Надо сказать, что в то же время к войне готовились не только украинские демократы, но и уже расколотые на тот момент националисты. Интересно об этом пишется в мемуарах Боровца: «С куда большим размахом, чем мы, готовились к войне националисты, хоть как раз в это время (лето в 1940 года. - Авт.) в ОУН произошел раскол на две группы: ОУН под руководством полковника Андрея Мельника и, так называемая, революционная ОУН под руководством Степана Бандеры. Обе стороны держали факт раскола в тайне. Он имел ужасные последствия как на чужбине в 1940 году, так и позже в родных землях. Загадочную роль в расколе из-за кулис сыграл совсем чужой, не украинский человек - Рико Ярый.... В результате раскола у полковника Мельника остался верховный и средний ведущий элемент организационных кадров, а группа Бандеры завладела низовыми клетками организации».

Из УНВ в УПА

Советско-немецкую границу Максим Боровец, получивший кодовую кличку «Байда», пересек 1 августа 1940 года. Добравшись в родные края, он начал интенсивную работу по реорганизации и обучению личного состава, а также по сбору оружия. В своих инспекционных поездах Боровец объездил всю Украину. О своей тогдашней деятельности он пишет так: «Везде были сделаны из дерева и даже выстроены из камня сухие склепы, где стояли и висели минометы, пулеметы, ружья, обрезы и всякое другое оружие с боеприпасами. Шла интенсивная подготовка. Создавалась Полесская Сечь.

Но положение было трудным. Из рядов УНВ выбыло много активистов на периферию. Кое-кто уже мучился в застенках НКВД. Молодые ребята в руках чекистов начали «сдавать» своих. Среди старших людей, которым были даны рекомендации в Варшаве и Холме, почти никого уже не было на старых местах. Организация разрасталась численно, но если говорить о качестве - то это был «сырой», невыученный и невымуштрованный элемент. Практическая деятельность организации была неудовлетворительной. Все другие предыдущие директивы не были полностью выполнены. Организация начала расползаться вместо того, чтобы возобновить сильную и хорошо законспирированную сеть.

Своим чередом развивались события и в эмиграции. Непосвященным может показаться, что там действовали лишь украинские националисты - «мельниковцы» и «бандеровцы». Однако это не так. «Эмиграция в 1940-м году, - пишет Боровец, - была разделена на три основных идеологически программных группы: Республиканцы-демократы, Националисты и Монархисты... Республиканцы были подчинены президенту Андрию Левицкому, националисты — преемнику полковника Коновальця, полковнику Андрию Мельнику (а позже - и Степану Бандере. - Авт.). Монархисты — прежнему Гетману Павлу Скоропадскому».

Были по всем этим ячейкам клубы, в которых группировались украинцы. Особенно хорошо работали клубы гетманцев при их старой статусной организации «Українська Громада». Республиканцы, как идейные противники фашизма, были везде в тени. Сразу после прихода немцев в Польшу в среде украинской эмиграции активно начали действовать националисты и монархисты.

22 июня немецкие войска перешли границу. Наступая, немцы обошли с севера и юга Полесье - огромный лесной массив с условным треугольником Слуцк - Гомель - Житомир, где проживал почти миллион украинцев и белорусов.

Интересно, что Тарас Бульба-Боровец резко осудил Акт провозглашения независимости 30 июня 1941 года, сделанный ОУН(б). по его мнению, он не был решением всего народа, поскольку этим актом был аннулирован 4 универсал Центральной Рады УНР от 22 января 1918 года, которым была провозглашена Независимость Украины, признанная мировыми странами (то есть «бандеровцы» фактически отменили легетимное признанное в мире провозглашение Независимости Украины), акт физически не мог быть внедрен в жизнь, акт вызвал политическую дезориентацию у украинцев, в акте преподносилось фашистское государство (он неграмотен и по политическим, и по юридическим мотивам), что позволило трактовать Украину как сателлита Рейха.

За год до начала ВОВ, УНВ подготовило план, согласно которому с первым днем военных действий красных против нацистов эта организация трансформировалась в УПА. Организационно военная сила Тараса Бульбы, созданная с благословением правительства УНР в изгнании, должна была выглядеть так (приведено на языке оригинала. - Авт.):

1. Головна Команда

2. Дві, чи найбільше чотири області, становлять Окружну Січ з територіальною назвою. Напр., «Поліська Січ», «Волинська Січ», «Полтавська Січ».

3. Область - Обласна Бригада - за назвою області.

4. Район - Районовий Полк - за назвою даного району.

5. З двох до п'яти сіл складався Курінь (батальйон) за назвою району з черговим числом.

6. Село - Сільська Сотня за назвою села.

8. Наша організація мала у своїй структурі два сектори: Політичний і Військовий.

Завдання Політичного сектора - тримати на місцях підпільну мережу таємної територіальної організації для зв'язків, транспорту, політвишколу, пропаганди й організації постачання для військових частин на місцях.

Завдання Військового сектора: фаховий вишкіл та готування військових частин і ведення бойових операцій.

11. Цивільна адміністрація, коли на це будуть передумови, організовується з місцевих фахових людей за директивою і під контролем Політичного сектора війська.

Назва нової організації: УКРАЇНСЬКА ПОВСТАНСЬКА АРМІЯ.

Кожна Окружна Січ має на своєму штампі територіальну і загальну назву.

Згідно з наказом Уряду УНР, запроєктовується бойова одиниця майбутнього війська під назвою: Поліська Січ Української Повстанської Армії.

Первой акцией УПА можно назвать инцидент в Сарнах. Во время отступления советских войск Боровец и еще четверо его сподвижников лишь с одним пистолетом обезоружили всю советскую милицию в этом городке.

Первые полгода войны нацисты побаивались соваться в лес, территория которого официально была под военной юрисдикцией. Чтобы не было лишних жертв, Боровец в сложных переговорах смог добиться от генерала Кицингера, который отвечал за эту часть фронта, права на самоуправление подконтрольной ему территории. Под юрисдикцией Бульбы находилась прифронтовая полоса, а его вооруженное формирование получило статус полиции, но не с такими правами, как везде на оккупированной немцами территории (1 полицейский на 100 душ населения без прав и хорошего оружия), а фактически с полной автономией.

Обогнув Полесье, немцы оставили у себя в тылу несколько недобитых советских дивизий, отрядов НКВД и актива Компартии, общее количество которых составляло порядка 15 тысяч человек. Было решено очистить территорию Полесья от этих советских войск в кооперации с Белорусской Самообороной, во главе которой стоял капитан Всеволод Родзька и его заместитель, поручик Михаил Витушка. Они действовали под политическим руководством профессора Радослава Островского, который потом был избран Президентом Белорусского Центрального Совета. Белорусы выставили для проведения операции около 5 тысяч человек, а Боровец, которого на тот момент вся Центральная Украина знала как Тараса Бульбу, - десять тысяч сечевиков.

Для большего укрепления и разработки идеологической платформы вооруженных сил УНР Генштабом Боровца, сменившего уже на тот момент партийную кличку Байда на Тарас Бульба, была разработана политическая платформа УПА (приведено на языке оригинала. - Авт.):

За що бореться Українська Повстанська Армія

1. Українська Повстанська Армія — це надбання всього українського народу. В її військово-революційні лави мають право вступати всі українці.

2. УПА не підлягає жодній політичній партії. Свою діяльність УПА підпорядковує тільки законному Урядові Української Держави.

3.УПА не вступає в жодні міжпартійні суперечки. Замість партійних та клясових міжусобиць, УПА бореться за абсолютну консолідацію серед українців та мобілізує всі творчі сили України насамперед проти зовнішніх ворогів України.

4. УПА веде свою акцію на двох фронтах: революційно-партизанську в СССР та репрезентативно-інформативну поза межами СССР.

5. УПА стоїть на становищі безкомпромісової боротьби з кожним загарбником України. Свою діяльність УПА не підпорядковує жодним чужим силам.

6. УПА бореться в першу чергу за визволення України з чужого ярма та відбудову своєї суверенної держави. Про державний лад і форму володіння державою буде вирішувати своєчасно тільки увесь народ за посередництвом своїх представників в парляменті Самостійної України або загальним голосуванням.

7. УПА бореться за перебудову Східньої Европи за принципом етнографії. Кожний народ мусить мати свою суверенну державу, а не каратися під насильною окупацією чужої імперії.

9. УПА визнає потребу уряду воєнного часу. Всю владу в воєнний час виконує уряд, складений з представників всіх політичних угруповань, а в основному опертий на власну мілітарну силу.

10. УПА визнає засади демократії, як єдино-правильні для української народньої держави. Українська держава мусить базувати свою розбудову не на вузьких реакційних, однонаціональних чи одноклясових доктринах, а на широких основах територіяльного патріотизму. Добрими патріотами української держави можуть бути не тільки одні українці, але також представники всіх інших національностей, що чесно визнають Україну своєю батьківщиною.

11. УПА бореться за абсолютну рівноправність всіх громадян, незалежно від їх статі, стану, національности та релігії. Не може бути ані упривілейованих одних, ані позбавлених прав («лішенци») других. Всі громадяни мусять мати однакові права і однакові обов'язки.

12. УПА бореться за дійсну, не фіктивну свободу думки, слова, віри і чину кожного громадянина української держави, без різниці його національности, статі, стану, походження й політичних та релігійних переконань.

13. УПА бореться за відновлення вільної діяльности всіх віровизнань та церкви, як одного з дуже важливих чинників національно-державного будівництва.

14. УПА визнає законною і правильною націоналізацію більшости ресурсів країни державою, але рівночасно стоїть на сторожі права оборони інтересів трудящого люду перед державним капіталом, так само, як і перед капіталом приватним. Державний капітал не має права до рішального впливу на соціяльне законодавство української держави.

22. УПА бореться за справедливе унормування відносин в державі та за дійсне піднесення життєвого рівня всього трудового населення України.

24. УПА бореться за право на безкоштовну освіту і повну культурну, соціяльну та санітарно-медичну опіку для всіх громадян української держави.

25. УПА бореться за право трудових мас на максимально 8-годинний день праці, на нормальний відпочинок і на оборону своїх інтересів професійною організацією, як перед приватним, так і перед кооперативним і державним капіталом.

26. Всі революційні кадри і вояки УПА мають право належати до своїх політичних партій та громадських і професійних організацій та визнавати той чи інший політичний світогляд. В рядах УПА їх зобов'язує ідея відродження української суверенної держави, постанови внутрішніх організаційних правил та вояцько-лицарська дисципліна.

Олевская республика

Центром сопротивления советских войск на Полесье стал городок Олевск, где оставались остатки гарнизона, уцелевшего после столкновения с одной из эсесовских дивизий. В конце августа 1941-го украинские и белорусские отряды, провернув ряд боевых операций, захватывают Олевск и вытесняют остатки «красных» в черниговские леса. До конца декабря, когда в эти края пришла гражданская администрация немцев под руководством Эрика Коха, на огромном треугольнике Слуцк - Гомель - Житомир существовала так званная «Олевская республика».

Олевск стал настоящей столицей, чем-то вроде суверенной украинской республики. Она имела свою отдельную территорию, которую сама добыла в борьбе с врагом, свою администрацию, свое войско, свое законодательство военного времени, свой суд, свою исполнительную власть. Вся Полесская котловина на протяжении полугода жила своей отдельной, суверенной жизнью. Из этого отрезка времени три месяца прошли в напряженной борьбе с советскими диверсантами, а вторая половина, перед появлением немецкой оккупационной администрации, проходила в условиях настоящей свободы и свободного творчества во всех сферах жизни.

Все Полесье было отдано в руки самоуправления. Этим и объясняется пылкая любовь и почет всего населения Полесья не к немецкому «вызволытелю», а к своей вооруженной силе, то есть Полесской Сечи УПА и Белорусской Самообороне. Вокруг Олевска возродилась общественная жизнь, административное самоуправление, хозяйство, культура, образование, пресса, издательства, здравоохранение — одним словом, все, что хоть на некоторое время вырвалось из-под гнета серпа с молотом или белого орла.

По свидетельствам современников почти в каждом районе выходили местные газеты: «Вести», «Голоса», «Газеты», «Слова». Обновились разрушенные коммунистами церкви. Организовывались спортивные общества, профессиональные и любительские театры и хоры. Отстраивались фабрики и заводы. На глазах вырастали новые индустриальные трубы, электростанции, железнодорожные и другие предприятия, автоколонны. Появились трактора, комбайны, жатки, молотилки, амбулатории, врачебные кабинеты, стекловарни, фарфоровые заводы, мебельные фабрики, кирпичные заводы и бумажные фабрики. Все это национальное имущество, которое до этого долго лежало в руинах, начинало давать новую продукцию.

Нигде никто никого не агитировал к «соцсоревнованиям». Нигде никто никого не судил за «прогул» и «саботаж». Нервным центром всей деятельности был Олевск. Отсюда во все стороны плыли приказы и директивы. Туда со всех сторон наплывали отчеты, вопросы, предложения и проекты. Олевск сразу получил все внутренние и внешние признаки украинского национально- административного центра. Ленины, Сталины и все другие "вожди трудящихся" исчезли с площадей, учреждений и улиц «Олевской республики». На их месте появились портреты украинских князей, гетманов и других выдающихся деятелей Украины, а больше всего было везде портретов Симона Петлюры. Все улицы местечка были названы управой именами украинских деятелей. Местная газета «Гайдамака» без немецкой цензуры была очень популярна по всей Украине. Через Ровно она рассылалась во все регионы Украины.

С организацией Рейхскомиссариата «Украина» ситуация резко ухудшается. Немецкие силы вступают на территорию Олевской республики, и 16 ноября 1941 года Бульба-Боровец официально демобилизирует свое 10-тысячное формирование. Меняется принцип действия с территориального на походно-рейдовый. Штаб переносится в Людвиопольский район Ровенской области, недалеко от трассы Ровно - Киев. В то же время распущены слухи, что мозговой центр УПА «Полесская Сечь» расположен где-то далеко - в белорусских болотах.

В ответ на попытки немецких репрессий против мирного населения и членов его организации весной 1942 года Тарас Бульба начинает партизанскую борьбу с нацистами. С апреля до середины июня длился первый этап борьбы с нацистскими оккупантами. «На протяжении второй половины апреля и всего мая начали взлетать в воздух автомашины и разные учреждения аристократии Коха в Украине, вместе с пассажирами и правительственными чиновниками». Во второй половине июня атаман послал Коху письмо, в котором он предостерегал немецкую власть от последующих репрессий против украинского населения. Иначе Бульба угрожал начать широкомасштабные боевые действия. Но террор нацистов лишь усилился. Потому со второй половины июля началась новая фаза борьбы. Значительным боевым успехом стала «Шепетовская операция», которую провели в ночь на 19 августа 1942 года объединенные в одну оперативную группу несколько «летучих бригад» УПА на узловой железнодорожной станции Шепетовка (Хмельницкая область).

На три фронта

Осенью 1942 года начали формироваться боевые подразделения ОУН(б), которые по-рейдерски присваивают и само называние УПА. Глава «бандеровцев» Мыкола Лебедь в ультимативной форме сразу же потребовал у Бульбы присоединиться к отрядам ОУН, ввести должности националистических комиссаров в свои отряды, начать насильственный призыв молодежи, очистить подконтрольные территории от польского населения и т.д. и т.п. Тарас Бульба резко отказался от такого «предложения». Тогда же были вынесены заочные смертельные приговоры всему штабу УПА, а личному составу УПА было предписано массово вступать в ряды отрядов ОУН. Эти новоявленные «борці за волю» начали террор на Волыни, в том числе и против мирного населения - украинцев, поляков, евреев. В ответ на это весной 1943 года начались боевые действия между националистами и УПА «Полесская Сечь» УНР. Вместе с тем, наученный горьким опытом борьбы за независимость в 1918-1921 годах, Президент УНР в изгнании Андрей Левицкий запретил широкомасштабное пролитие украинской крови, и потому УПА УНР лишь оборонялась от атак «бандеровцев» и нацистов. Противостояние, а фактически гражданская война, развязанная главой Службы Безопасности Организации Украинских Националистов (бандеровской) Лебедем, продолжалась почти год, до лета 1943 года.

Тогда же в отчете отдела «Восток» Абвера (военная разведка гитлеровской армии) от 13 июля подчеркивалось, что все вооруженные формирования в немецком тылу размещались соответственно их пропорциональному составу в такой последовательности: советские банды, движение Бульбы, движение Бандеры и другие. Таким образом, именно военная сила УПА УНР, представленная воинами «Полесской Сечи», была самой могущественной из всех украинских вооруженных формирований на то время. В середине 1943 года Бульба-Боровец воевал на три фронта - против коммунистов, националистов и фашистов.

Чтобы понять, что тогда творилось в этих лесах, достаточно перечислить лишь главные действующие силы. Гражданская администрация Эриха Коха, польская Армия Крайова (поддерживаемая правительством Польши в изгнании), «бандеровцы», «мельниковцы», УПА «Полесская Сечь» и новые большевистские партизанские и подпольные образования, польские и красные партизаны. Польское подполье по-шовинистски и дальше считало Западную Украину неотъемлемой составной частью Польши и не хотело идти на какие-либо переговоры с украинскими «предателями Польши».

Летом 1943 года, чтобы не ассоциироваться у мирного населения с «бандеровцами», проводившими этнические чистки евреев, цыган; запятнавшими себя кровью более 100 тыс. мирного польского населения, уничтоженного в «Волынской резне», Бульба проводит реорганизацию своих войск, отказывается от названия «УПА» и переименовывает свои силы на УНРА - Украинскую Национально-Революционную Армию. Столкновения продолжаются. Во время одного из боев была захвачена жена Бульбы - чешка Анна Боровец, которую бандеровские «особисты» позже пытали, а потом по-зверски убили.

Осенью 1943 года Боровец едет в Варшаву. Там его арестовывает «Гестапо» и на год сажает в концлагерь. «Бульбовцы» постепенно или погибают, или переходят под юрисдикцию руководства УПА, ведут бои еще полтора десятилетия. До 1947 года Максим Боровец живет в Западной Германии, а потом эмигрирует в Канаду, где и умирает весной 1981 года, не дожив пару месяцев до выхода в свет своей книги «Армия без государства».

Сегодня ведется много разговоров о предоставлении статуса «борцов за независимость Украины» отдельным военным формированиям, которые действовали на территории Украины во время Второй мировой войны. В Верховную Раду даже внесены соответствующие проекты законов. Особенно настойчиво этот вопрос поднимается Президентом Ющенко. Так своим законопроектом «О правовом статусе участников борьбы за независимость Украины 20 - 90-х годов ХХ столетия» Президент предлагает определить официальное отношение государства к разным участникам борьбы за независимость. Проект закона предусматривает, что участниками борьбы признаются лица, которые принимали участие в политической, партизанской, подпольной, вооруженной борьбе в составе Украинской военной организации (УВО), Карпатской Сечи, Организации украинских националистов (ОУН), Украинской повстанческой армии (УПА), Украинского главного освободительной рады (УГВР), а также лица, которые оказывали помощь и содействие деятельности отмеченных организаций. Однако в этом перечне почему-то нет «бульбовцев» - воинов УПА «Полесская Сечи» и УНРА.

И это при том, что деятельность, например, УПА «Полесская Сечь» - УНРА так называемых «бандеровцев», достаточно неоднозначно оценена как их современниками, так и историками. Их обоснованно обвиняют в коллаборационизме с фашистами и этнических чистках.

Вместо этого остается то ли «забытой», то ли умышленно умалчивается героическая страница борьбы армии Украинской Народной Республики УПА «Полесская Сечь» под командованием Тараса Бульбы (Максима Боровца) в 1941-1943 годах. Фактически неизвестным для украинского общества является создание осенью в 1941 году на белорусском и украинском Полесье суверенного украинского государственного образования «Олевская республика» с центром в Олевске (Житомирская область) под защитой и силами Украинской Повстанческой армии (Бульбы-Боровца); умалчивается факт братоубийственной войны «бандеровцев» против УПА-УНРА.

А ведь созданная демократическим Правительством УНР в эмиграции по приказу Президента Андрия Левицкого «Полесская Сечь» объединяла свыше 10 тысяч воинов-украинцев представителей разных политических сил прежде всего на основе демократических принципов, стремления построить демократическую, социальную, правовую Независимую Украину, обеспечение равных прав всем гражданам Украины, независимо от их происхождения, религии или убеждений. УПА «Полесская Сечь» боролась со всеми врагами Украины, не запятнала себя террором мирного населения. По словам Тараса Бульбы-Боровца «там, где была наша военная администрация, не был не только расстрелян, но и даже ограблен бандитами, ни один поляк или еврей. Это проистекало из нашего военного долга защищать жизнь и имущество всего населения данной территории». Воины УПА «Полеская Сечь» были предательски уничтожены коварным ударом в спину от «бандеровцев» в сотрудничестве с немецкими нацистами. Возможно, и результат войны между УПА и ОУН (б) был бы иной, но Президент УНР Левицкий отдал приказ войскам не вести братоубийственной войны и не стрелять в украинцев, членов ОУН (б). Уровень чести, моральной доблести и военного рыцарства УПА Полеская Сечь был настолько высоким, а популярность у населения Волыни так велика, что националистическая группировка Лебедя-Бандеры по-рейдерски присвоила и само ее название «УПА».

В этом же кроются и причины «забвения» «Полесской Сечи» УНР? Очевидно, ее деятельность не вписывается в современные политические каноны и попытки героизации военного формирования бандеровской и мельниковской Организаций украинских националистов. Понятно, что восхваление тоталитарного вождистского типа движения украинских националистов, которые в сотрудничестве с нацистами пытались строить «Украину для украинцев» путем истребления на ее территории представителей других народов, несопоставимо с УПА УНР. Ведь «Полесская Сечь» была основана на внеполитической либеральной платформе построения Независимой Украины. Почему же тогда те, кто воевал с украинцами «Полесской Сечи» с помощью войск Рейха, стрелял братьям в спины, истязал мирное население, становятся героями, а те, кто сложили свои головы за Независимую Украину, не замарали себя кровью мирных людей и братоубийственной войной - преступно забыты? Почему предатели и убийцы превозносятся выше героев, убитых ими же? Возможно, их платформа просто больше по вкусу современной украинской власти, которая награждает коллаборационистов званиями «герой Украины»?!

Историю надо строить на объективных фактах, а не переписывать каждый раз в угоду новому политическому режиму. Более того, абсолютно недопустимой является попытка героизировать фашистских коллаборационистов, их лидеров. Недавно, находясь на международной конференции в Париже (Франция) - «Вторая мировая война: попытки пересмотра итогов и героизация коллаборационистов», удалось услышать мнение представителей разных стран. Они в один голос заявили о недопустимости героизации фашистских пособников. Ни одна европейская страна с развитой демократией не награждает своих предателей. Более того, цивилизованные страны Европы продолжают поиск нацистских преступников.

История нацистских пособников в глазах их народа закончилась сразу же с их изменой. А история же почти безымянных героев Украинской Повстанческой Армии «Полесская Сечь» Украинской Народной Республики под командованием Тараса Бульбы-Боровца продолжается до наших дней. 22 августа 1992 года, когда третий президент УНР в изгнании Мыкола Плавьюк во время торжественного заседания Верховной Рады Украины передавал государственные символы УНР недавно избранному первому Президенту независимой Украины Леониду Кравчуку, Президент Украины сказал: «Принимая символы УНР, мы этим подчеркиваем, что свою родословную продолжаем от Украинской Народной Республики, а до этого - от тех исторических времен, которые предоставляют силу и величие нашего народа». И с этим нельзя не согласиться.

Независимая Украина официально удостоверила факт, что наше государство, провозглашенное 24 августа 1991 года, ведет свою политическую, идеологическую и историческую родословную именно от Украинской Народной Республики, а не каких-то там политических или военных движений.

Свершилось то, ради чего положили свои многие украинцы и генерал-хорунжий Тарас (Максим) Бульба-Боровец.

Часть II. Историей нельзя манипулировать, какой бы горькой она ни была

Как говорит поговорка «Не бойся врагов - максимум плохого, что они могут сделать - убить; не бойся друзей - максимум плохого, что они могут сделать - предать; бойся равнодушных - по их молчаливому согласию убивают и предают». Вот с таким равнодушием, умноженным на политическую зашоренность, и пришлось столкнуться во время публикации этой статьи. Из более 50 западноукраинских изданий, которые «ангельским хором» поют дифирамбы «бандеровской» УПА, лишь 2 отважились разместить материал об истоках УПА и о гражданской войне между УПА Украинской народной республики и «бандеровцами» на западной и северной Украине в 1941-1943 годах. Это и есть истинная цена так называемым «демократическим СМИ» - рупорам УПА, НАТО, голодомора; характеристика системе власти, выстроенной сейчас в Украине!

Лишь благодаря ресурсам «Львов - главные новости» и «Мой Ровно» жители Западной Украины смогли ознакомиться с иным взглядом на ситуацию, которая сложилась на их земле в ходе Великой Отечественной войны, когда полищуки воевали с волынянами, а националисты вместе с нацистами уничтожали антагонистическую их идеологии попытку построения Украины на демократической либеральной платформе Украинской народной республики.

Кроме того, большинство читателей поняли и, главное, прочитали до конца статью. Вместе с тем по обыкновению нашлась кучка разных маргиналов, «истов» и «фобов», глухих к голосу разума и объективным фактам истории, какими бы горькими и неприятными они ни были. С их стороны полилась река грязи и откровенного вранья как на автора статьи, так и относительно событий и фигур исторического периода, о котором говорится в публикации. Дискуссия с такими людьми обречена. Тем более многие из них профессиональные провокаторы и сексоты, отрабатывающие свои задания при всех режимах.

Вместе с тем, отвечая на ряд вопросов дискуссии и о многих бездоказательных мифах относительно фигуры Тараса Бульбы-Боровца и УПА «Полесская Сечь» - Украинской Национальной Революционной Армии, хотелось бы заметить следующее:

1. Причастность Тараса Бульбы-Боровца к расстрелам мирного населения и евреев в 1941 году на территории «Олевской республики» опровергнута. После завершения Второй мировой войны Т. Бульба-Боровец (как лицо, которое ассоциировалось с УПА) предстал перед английским судом, где, вместе с обвинением в прислужничестве немцам, ему инкриминировали еврейские погромы на оккупированных территориях. Во время судебного процесса с апреля по ноябрь 1946 года было допрошено свыше тысячи свидетелей, среди которых было много евреев. По результатам следствия Т. Боровец был оправдан по всем обвинениям. А британские судьи - это вам не украинские СБУшники со своими «архивами» и любовью поиграться в фотошопе на тему Голодомора.

Спекуляции относительно расстрела евреев «Полесской Сечью» в Олевске возникли из-за того, что эсэсовцы, войдя в Олевск 18 ноября 1941 года («Полесская Сечь» приказом Бульбы-Боровца перешла на подпольное положение 15.11.1941), арестовали бывшего сотника УПА «Полесская Сечь» К. Сиголенко и приказали ему собрать всех евреев в городе и расстрелять. Объяснение сотника, что отряды расформированы и он не в праве что-то приказывать своим людям, тем более заставлять расстреливать гражданское население, эсэсовцев не интересовали, и они, пригрозив расстрелом, принудили его мобилизовать двух старшин и 60 бывших членов «Полесской Сечи», которые вместе с немецкими выродками 19 ноября 1941 года возле с. Варваровка выполнили преступный приказ, расстреляв 535 евреев. Эти действия были осуждены руководством УНР и Тарасом Бульбой-Боровцем. Трагичность ситуации заключается еще и в том, что сотник К. Сиголенко по национальности сам был евреем, настоящее имя его Сигал Хаим Исакович.

2. В своей статье я прежде всего выступаю за правдивую историю. В гражданской войне, которая развернулась на северной и западной Украине в 1941-1943 годах, да еще и на фоне страшной Великой Отечественной войны, не было кристально чистых героев и незапятнанных армий. Доказанным фактом является координирование действий УПА «Полесская Сечь» с гитлеровцами в начале войны, переговоры относительно сотрудничества - в конце. Вместе с тем такой же истиной является война УПА «Полесская Сечь» против гитлеровцев и «бандеровцев» и красных партизан в 1941-1943 годах. Ни в коем случае не оправдывая и не возвеличивая «бульбовцев» - среди них также были предатели, коллаборационисты и русофобы, - считаю, надо говорить о такой истории, какой она была на самом деле.

Вместе с тем, обращаюсь к тем, кто обвиняет меня в «национализме»: уничтожение реальной истории Украины и построение на ее месте мифов - один из главных признаков современной украинской власти националистов. Не подыгрывайте им! Не возникает ли у Вас вопрос, почему националисты, внося в парламент свой законопроект «О правовом статусе участников борьбы за независимость Украины 20 - 90-х годов ХХ века», «забыли» об УПА «Полесская Сечь»-УНРА? При этом в законопроекте упомянуты такие экзотические организации, как Украинская военная организация (УВО), Карпатская Сечь, Организация украинских националистов (ОУН) и т.п.!

Очевидно, что деятельность УПА «Полесская Сечь» и УНРА не вписывается в современные политические мифологемы «оранжевых» и попытки героизации военного формирования бандеровской и мельниковской УПА. Понятно, что восхваление тоталитарного вождистского движения украинских националистов, которые в сотрудничестве с нацистами старались строить «Украину для украинцев» путем истребления на ее территории представителей других народов, не сопоставимо с существованием параллельной УПА «Полесская Сечь» УНР. Ведь «Полесская Сечь» была основана на внеполитической гражданской либеральной платформе построения Независимой Украины и уничтожена именно «бандеровской» УПА. «Бульбовцев» и «бандеровцев» объединяло только название и коренным образом разделяла идеология, и в этом трагедия «Полесской Сечи», которую националисты «втихую» стараются «похоронить» под маркой УПА.

К сожалению, те, кто издевается над нашим прошлым, пытаясь втиснуть его в «прокрустовое ложе» каких-то современных конъюнктурных политических идеологий, те, кто не способен посмотреть открытыми незашоренными глазами на это прошлое, даже не осознают всей глубины своего деструктивного влияния на будущие поколения и украинское общество. Стараясь лишить нас правдивой истории, становясь в «позу ради позы», эти люди оставляют следующие поколения без положительного будущего.

Поэтому я снова и снова повторяю: Тарас Бульба-Боровец не является героем для меня, а еще одним врагом, который стрелял в спины советских солдат - таких же украинцев. Однако истина дороже, поскольку только на ее твердом грунте можно построить здоровое общество и процветающее государство!

Вадим Колесниченко, народный депутат Украины

комментировать новость

 

   

   

Новости Украины, события в мире

АНАЛИТИЧЕСКАЯ КАРТИНА ДНЯ 10 ноября 2008 года

ПОКА ТОЛСТЫЙ УСОХНЕТ, ХУДОЙ - СДОХНЕТ - Ющенко считает, что кредит полученный от МВФ сделает Украину сплоченнее.



Новости Украины, события в мире

Stratfor: США надо отдать Украину русским пока не поздно

  Быстрое установление контроля со стороны США над странами бывшего Советского Союза имело стратегический смысл, когда Россия была слабым и плохо управляемым государством. Тогда она не могла каким-либо образом адекватно ответить на этот вызов. Продолжение этой политики в 2000-е, когда русские стали сильнее, более сплоченными и управляемыми, тогда как



Новости Украины, события в мире

«Народный союз «Наша Украина» («НСНУ»): очищение без покаяния

Ну вот и все – партии «Народный союз «Наша Украина» («НСНУ») таки пришел конец. Даже ее глава – президент Украины Виктор Ющенко – заметил, что партия нуждается в обновлении, и заявил, что он лично займется чисткой рядов. Ну а все, к чему прикасается этот деятель, превращается в… Ладно, ладно, не буду говорить, во что. Все, кто хоть раз бывал в нужнике при автостанции где-нибудь на бескрайних просторах страны, знают, где самое место для слогана «Ющенко – так!».



Новости Украины, события в мире

ДМИТРИЙ ТАБАЧНИК: имя украинской Цусимы - Змеиный

В истории многих стран есть события, символизирующие национальный позор, ставшие не проходящей десятилетиями или столетиями болью. В России таким символом навсегда останется Цусимское сражение, в ходе которого пытавшаяся прорваться во Владивосток 2-я Тихоокеанская эскадра потерпела сокрушительное поражение – погибли 8 броненосных кораблей, 4 крейсера, вспомогательный крейсер, 5 миноносцев и несколько транспортов. Четыре броненосных корабля и




© НОВОСТИ УКРАИНЫ, СОБЫТИЯ В МИРЕ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ГОСТЕВАЯ КНИГА