НОВОСТИ УКРАИНЫ
       СОБЫТИЯ В МИРЕ

Новости Украины, события в мире

Российское сырьевое чудо

С избранием нового президента Российской Федерации многие эксперты и специалисты все больше задаются вопросом – какие изменения произойдут в российской экономике. Смею предположить, что вряд ли стоит ждать чего-то кардинально нового. Хотя, это не повод для того, чтобы вовсе не уделять внимания этому вопросу. Но для начала необходимо бросить взгляд в ретроспективу.

Начиная со второй половины 2004 года в российской экономике сформировалась хорошо узнаваемая для классиков экономики модель экономического развития. Приток доходов от экспорта сырьевых ресурсов (нефть, газ, другие полезные ископаемые) стимулировал внутренний спрос, который, в свою очередь, придал импульс экономическому росту нашего северного соседа. По мере того как темпы роста в российском топливно-энергетическом секторе замедлялись, экономический рост все больше сосредоточивался в отраслях, обслуживающих внутренний рынок. За пределами сырьевых отраслей и металлургии у России по-прежнему мало сравнительных преимуществ на международных рынках.

Однако при такой модели экономического развития не только сохранилась высокая уязвимость России к изменению цен на энергоносители, но и, по всей вероятности, экономический рост будет находиться ниже потенциала. Страны с высокой зависимостью от сырьевых ресурсов, как правило, демонстрируют неудовлетворительные результаты в области экономического роста, стабильности, коррупции, развития человеческого капитала и других индикаторов.

Поэтому для России нынче действительно актуален политический приоритет по стимулированию диверсификации и развитию «инновационной» экономики. Поддержание высоких темпов роста ВВП и уровня жизни в России в большой степени зависит от достижения этой цели. Разные составы российского правительств разрабатывали ряд программ и мер, направленных на увеличение конкурентоспособности несырьевых отраслей и стимулирование инновационной экономики. Эта стратегия главным образом состоит из государственных интервенций для стимулирования отдельных секторов экономики или отдельных территорий. Которые, по мнению некоторых экспертов, откровенно провалились. Что же делать в этой ситуации (типичный русский вопрос)?

Мировой опыт проведения промышленной политики носит весьма неоднозначный и преимущественно отрицательный характер. Если интервенции, направленные на поддержку отдельных секторов, и сыграли конструктивную роль в промышленном развитии Восточной Азии, то ключевым фактором, по-видимому, здесь стали адаптации и имитации иностранных технологий, нежели инновации как таковые. Однако в России существуют, по крайней мере, три серьезных неблагоприятных фактора, препятствующих повторению этого опыта. Видимо, все они в той или иной степени и сыграли свою негативную роль.

Во-первых, по сравнению с 1950-1970 годами, когда экономики Восточной Азии применяли селективные меры промышленной политики, сегодня мировые рынки превратились в тесно интегрированные международные производственные цепочки, в которых частные предприятия должны координировать свои действия с поставщиками и покупателями, находящимися в нескольких географических точках, и реагировать на заказы в режиме реального времени. В результате централизованный подход к стимулированию отраслей промышленности становится более сложным и менее необходимым. Во-вторых, ограничения, налагаемые многосторонними соглашениями, в том числе ВТО, исключают проведение многих селективных интервенций, применявшихся в Корее и других странах. И, наконец, в-третьих, пожалуй, наиболее важным фактором является то, что на первом этапе «азиатское чудо» в Японии, Корее и Китае опиралось на низкие трудовые затраты, что и позволяло добиться преимущества в производстве трудоемких товаров. В России же трудовые затраты уже относительно высоки, что свидетельствует о необходимости специализации на отраслях с более высокой добавленной стоимостью. В этих условиях централизованное определение сфер потенциального преимущества представляется и сложной, и рискованной задачей. Россия может получить много выгод от более эффективной адаптации и имитации новых технологий за счет большей интеграции в мировые рынки. Но достаточно трудно определить особую конструктивную роль индустриальной политики в этом процессе.

Поэтому сегодня, если судить по высказываниям представителей российской власти, политические приоритеты этой страны сосредоточены на использовании российской базы знаний и образования для стимулирования «инновационной экономики», которая во многих странах за последние годы стала важным источником занятости в отраслях с высокой добавленной стоимостью.

Что необходимо России для стимулирования инновационной экономики? Специальные государственные программы для стимулирования инновационной деятельности применяются во многих странах. Но опыт показывает, что залогом успеха главным образом являются децентрализованные процессы экономической деятельности в условиях жесткой международной конкуренции. Такие разные экономические системы, как США и Китай, добились успехов в стимулировании инновационной деятельности благодаря созданию мощных стимулов и возможностей для предпринимательства, обеспечению входа на рынок и выхода с него, а также открытости экономики к конкуренции на международном и внутреннем рынках.

Несмотря на то что в течение 17 лет Россия добилась некоторых успехов в создании такой среды, эта программа остается в большой степени незавершенной. Более того, последние тенденции в сторону большей централизации и расширения государственного участия в экономике РФ могут даже затруднить достижение прогресса в этом направлении. Модель, основанная на чрезмерно централизованных решениях в экономической политике и значительном участии государства в поддержке приоритетных предприятий и отраслей, скорее не способствует, а мешает созданию инновационной экономики.

Тот факт, что такие крупные компании, как Microsoft, Apple и IBM, доминируют в экономике США, вводит в заблуждение по поводу концентрации инновационной активности. В действительности источником значительной части инновационной деятельности являются новые малые предприятия, действующие в условиях жесткой конкуренции. Объем НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ), проводимых крупными предприятиями, по отношению к их размеру не превышает аналогичный показатель малых предприятий. Более того, малые предприятия выдают больше патентов и инноваций в расчете на один доллар расходов, чем крупные. Эмпирические исследования в других странах также свидетельствуют, что высокая конкуренция на товарных рынках стимулирует инновационную деятельность.

Успехи некоторых развивающихся экономик демонстрируют, что инновационная экономика может процветать даже в условиях относительно слабой рыночной институциональной базы. Так, Китай, несмотря на слабость формальной институциональной основы, сумел обеспечить бурное развитие инновационной деятельности на уровне предприятий. Это стало возможно благодаря созданию впечатляющей сети неформальных институтов, поддерживающих бурную инновационную деятельность. Ключевым компонентом этой модели является разделение полномочий и ответственности между различными уровнями власти в Китае. Благодаря этому органы власти провинций и нижестоящие госорганы получают мощные стимулы и инструменты экономической политики, нацеленные на развитие делового климата, и конкурируют за привлечение ресурсов и инвестиций.

Вообще же, порой кажется удивительным, что в эпоху «легких денег» - высоких нефтяных и газовых цен - в России, на самом высоком уровне, декларируется общегосударственная задача – уход от сырьевой специализации и развитие по инновационному сценарию. Автору представляется, что в отсутствие видимых рыночных побуждений требуется особая административная проницательность, чтобы периодически фокусировать общество на этой, казалось бы, виртуальной идее. К тому же, вопрос ставится не столько как направление исследований, сколько как направление формирования новой программы действий. И в такой постановке эта задача соответствует самой природе инновационного развития, которое, как известно из мировой практики, происходит по формуле «изучать действуя», а совсем не из того, чтобы навязать «плохой практике» «хорошие» экономические рецепты.

Что России необходимо прежде всего сделать, чтобы выступить лидером в этом процессе? Прежде всего, необходимо изменить характер своего экономического мышления, перестать быть имитатором западных экономических школ прошлого века, а предложить инновационный прорыв в направлении нового содержания реформ. Политика подражания не прижилась, да и не смогла бы прижиться на российской территории. Мелкое имитаторство не соответствует характеру развития крупной экономической системы. Пора признать, что либеральная идеология (как и любая иная) не способна стать основой для адекватного ответа России на те огромные вызовы, с которыми она сталкивается. Пришла пора перейти к прагматизму, то есть к четкой оценке реальной ситуации и выработке тех решений, которые позволят максимально эффективно на нее реагировать. Похоже, что российское руководство это понимает.

Проведенные в последнее время исследования все больше подтверждают, что рост производительности связан со входом на рынок более производительных и выходом с него менее производительных предприятий. Этот процесс «созидательного разрушения» был впервые описан Йозефом Шумпетером в 1934 году. Считается, что почти 30% роста производительности в обрабатывающих отраслях США в 1977-1987 годы стали результатом входа предприятий на рынок и выхода с него. Это особенно отчетливо проявляется в странах с переходной экономикой, где 20-45% роста производительности в обрабатывающих отраслях обеспечивается за счет входа предприятий на рынок и выхода с него.

Но, достижение прочных конкурентных позиций на международном рынке потребует укрепления инвестиционного климата в России, основным компонентом которого должно стать обеспечение справедливой конкуренции. Для России по-прежнему характерна ситуация, когда на рынке доминируют несколько предприятий, получающих поддержку от региональных или местных органов власти в обмен на предоставление социальных и других услуг. Это явление не просто результат коррупции или рентоориентированного поведения. Просто при низком уровне бюджетной (особенно налоговой) автономии на местных уровнях власти в России регионы и муниципалитеты реализуют многие свои социальные задачи за счет теневых бюджетов, использующих услуги крупных предприятий, расположенных на их территории. А это, естественно, создает препятствия для конкуренции.

Хватает ли нынешнего уровня конкуренции и силы предпринимательства в России для инновационной экономики? Какие меры могли бы стимулировать создание инновационной экономики в России? С точки зрения автора, многие из них касаются незавершенных направлений общей программы структурных реформ (обеспечение защиты прав собственности, судебная реформа, а также политика в сфере конкуренции и снижение различных административных барьеров для бизнеса). Хотя сегодня в экономических дебатах структурные реформы, возможно, стали менее «модной» темой, чем индустриальная политика, перспективы развития инновационной экономики в гораздо большей степени зависят именно от структурных реформ.

Особую часть в программе структурных реформ в России занимает реформа самого государства. Россия слишком велика и разнородна, чтобы эффективно управлять ею только из Москвы. Среда для предпринимательства и развития инновационной экономики зависит от деятельности госчиновников на региональном и местном уровнях. Как было показано, децентрализация и передача полномочий на местный уровень позволили Китаю развить необходимый инновационной экономике динамизм даже в отсутствие сильных формальных рыночных институтов.

Проводимые с 2000 года в России реформы в области бюджетного федерализма, гражданской службы и госуправления нацелены на создание у региональных и местных чиновников стимулов и средств для формирования благоприятного делового климата на своих территориях. Но эти сложные реформы в России далеки от завершения. Кроме того, фактическая централизация власти в последнее время вызывает беспокойство по поводу того, что децентрализованные инициативы, необходимые для развития инновационной экономики, могут быть сведены «на нет». В политическом плане акцент в регионах все более смещается в сторону удовлетворения пожеланий Москвы, что не обязательно способствует улучшению делового климата на местах. Москва располагает далеко не полной информацией о фактическом положении дел в регионах. Развитие инновационной экономики в России в огромной степени зависит от активизации децентрализованных процессов экономической деятельности.
 

(c) Станислав Королюк

 

 
   

Новости Украины, события в мире

Петр Ющенко: халявная квартира для брата президента

Отмена депутатских привилегий было и остается любимой темой сказок Виктора Ющенко о наболевшем. Перед выборами 2007 года Ющенко требовал «избавиться от впечатляющих по размеру льгот для депутатов и других власть имущих». «Начав с отмены неприкосновенности, мы возьмем коррупцию за горло», - сыпал предвыборными обещаниями Ющенко, в то время неформальный лидер блока НУНС. «Ежегодно налогоплательщики тратят на депутатские льготы почти полмиллиарда гривен, это кощунство! Такую политику мы не только



ХуАр, или «Твiй біль нікого не їбе»

В минувшую неделю политическая и интеллектуальная элиты нашей страны достигли неслыханной гармонии - ибо каждый занялся излюбленным делом. Политики поспешно осваивали выделенные им места для «работы на благо народа», интеллектуалы лихорадочно нащупывали эрогенные места политиков, в которые тех еще никто не лобызал. ХуАр, или «Твiй біль нікого не їбе»



Новости Украины, события в мире

Мемориал Голодомора - символ того что ждет Украину

В Киеве по ул. Мазепы откроется первая очередь Мемориала памяти жертв Голодомора 1931-1933 годов. Большинство деталей комплекса являются уникальными и требуют особых технологий изготовления и монтажа. Возникает вопрос, нужна ли стране реализация такого масштабного и амбициозного проекта в непростое время мирового финансового кризиса?



Зиц-председатель Горбаль и его обноски

Горбаль Укргазбанк Новости Украины события в мире Василий Горбаль любит рассказывать, какой он богатый. Заказывает в прессе публикации с перечислением своей якобы собственности. Ездит на «Бэнтли» и светит супер-дорогими часами. Историю своего разбогатения он объясняет просто – якобы Бакай оставил ему 97% акций «Укргазбанка». Однако в распоряжении нашей редакции оказались документы, которые




© НОВОСТИ УКРАИНЫ, СОБЫТИЯ В МИРЕ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ГОСТЕВАЯ КНИГА